Подпишитесь на новости

«Если бы не было казино, было бы очень сложно» – президент Ассоциации казино Аджарии Шота Амиранашвили о состоянии Грузинского рынка

14 июня 2019, 09:18
1277
Голосов: 9

Что мы знаем об игорном бизнесе Грузии? Довольно мало. Именно поэтому мы пообщались с президентом Ассоциации казино Аджарии Шотой Амиранашвили, который рассказал нашему изданию, как обстоят дела на игорном рынке Грузии сегодня, сколько действующих казино в стране, с какими проблемами сталкивается сектор и о многом другом.

«Если бы не было казино, было бы очень сложно» – президент Ассоциации казино Аджарии Шота Амиранашвили о состоянии Грузинского рынка

В специальном интервью для Login Casino президент ассоциации рассказал, каким образом привлекаются туристы в страну. И, конечно, начали мы с вопроса о том, сколько объектов действует на территории государства.

Сколько компаний на сегодняшний день задействовано в игорном бизнесе Грузии (сегмент казино)?

На данный момент у нас четыре объекта в Тбилиси и восемь казино в Батуми. В последний год три казино закрылись: одно – в Тбилиси и два – в Батуми. Но есть и новые проекты. Один – в Тбилиси, другой также уже получил лицензию. Также в Батуми достраивается гостиница к осени. И еще один отель La Meridian – там тоже стартовала стройка казино, и к концу года, вероятно, мы получим новый рабочий объект.

Есть ли у вас система для привлечения туристов? Вы говорите, что основная масса клиентов – туристы…

Есть джанкет-программы во многих казино. У них есть свои офисы, они предлагают услуги, привозят клиентов, для них оплачивается дорога, отель, есть дискаунты, промоакции, концерты. Например, 7 июня у нас прошел концерт известного турецкого певца. Организовываются различные шоу в конце недели, танцы.

Какой общий годовой доход индустрии и какой процент от этого получает государство? 

Как было озвучено самим государством, от игорного бизнеса бюджет получает 3%. То есть 3% – это составляющая часть от игорного бизнеса. Но я подчеркну, что Аджария – это автономная республика в составе Грузии. По официальным данным, 25% доходов местного бюджета – это также доход от игорного бизнеса. У нас делятся сами налоги. Лицензионные сборы, подоходный налог и так далее идут в центральный бюджет, а ежеквартальные налоги на игровые столы и игровые автоматы поступают в местный бюджет. То есть как раз 25% нашего местного бюджета покрывают эти налоги от игорного бизнеса. Конкретно для Аджарии это очень большой показатель. В целом для Грузии, может быть, это не настолько значимая цифра на данный момент. Но, как по мне, для страны с не очень развитой экономикой и другими сферами бизнеса даже 3% – это серьезные деньги от одной только отрасли.

На что идут эти средства?

Нельзя сказать, что государство куда-то откладывает деньги от игорного бизнеса и потом их направляет на что-то конкретное. Эти деньги поступают в общий бюджет и куда-то распределяются, как и от других секторов бизнеса.

Каким образом гемблинг-индустрия Грузии поддерживает социальные вопросы, проекты, активности?

К сожалению, на данный момент не могу сказать, что у нас что-то происходит организованно. Но я знаю, что каждое казино по своей личной инициативе занимается благотворительностью. Например, наше казино – мы давно взяли шефство над одним детским приютом, куда каждый день отправляем обед. Плюс недавно мы начали обеспечивать питанием приют для бездомных собак. Также праздники различные – собираем всем стаффом одежду, деньги, сладости и так далее на Новый Год, Пасху, Рождество и прочие праздники для детских домов. Или мы берем шефство над какой-нибудь малоимущей семьей. У нас был случай, когда один из владельцев казино купил квартиру бездомной многодетной семье, у которой не было возможности приобрести жилье.

А как осуществляется такой выбор – например, подарить квартиру?

Была многодетная семья, с маленькими детьми, они жили практически на улице. Наше казино тогда начало кампанию по сбору денег для них. Он узнал от нас в разговоре об этом, решил также посодействовать: приобрел им квартиру, обустроил. Сейчас они там и живут. То есть происходят такие активности.

Как вы передаете эту информацию людям? Распространяете ее?

Нет, не могу так сказать. Есть фотографии, видео. Но нельзя сказать, что это пиар. Мы создали ассоциацию не игрового бизнеса, а именно Ассоциацию казино Республики Аджария, куда входят пять действующих игорных заведений. Сейчас идет работа над организационными вопросами. Уже после, когда мы начнем делать взносы, из общего бюджета обязательно планируем направлять средства на какие-то социальные проекты, например для города: обустройство парков, игровых площадок, опять же, шефство над малоимущими семьями и детскими домами. И это будет освещаться уже более активно.

Какое все-таки отношение у местного социума к казино?

На данный момент, к сожалению, большинство относится негативно. Потому что, как ни странно слышать это, поскольку у нас большая безработица и многим нечего делать, люди играют. По моему мнению, так складывается именно из-за того, что они сидят без дела. Мне, например, некогда: даже если бы я очень захотел играть, я занят делом. Но, когда нечего делать (плюс суть человека – желание зарабатывать легкие деньги), имеем то, что имеем. Сами понимаете, что казино – это не то место, куда нужно идти зарабатывать.

Что насчет системы ограничения доступа несовершеннолетним, малообеспеченным?

На данный момент такое регулирование: в казино допускаются лица не младше 21 года. В слот-клубах и онлайн-казино действует правило 18+. Но из-за того, что слот-клубы по закону нет обязанности регистрировать, туда могут и дети заходить. Были такие случаи, они освещались в прессе. Вы понимаете – в эпоху Интернета это не так легко контролировать. Да, нужно предоставить удостоверение личности, личный номер, но было много случаев, когда дети использовали удостоверения личности своих родителей. Сейчас идет работа над тем, чтобы это пресечь, ужесточить правила, чтобы установить барьер для детей. Потому что в игру очень вовлечена молодежь, и наиболее масштабная проблема – то, что многие несовершеннолетние получают возможность играть.

С моей точки зрения, это нужно регулировать. Потому что, во-первых, такие ситуации создают негативный образ как для онлайн-казино, так и для наземных. Рядовой гражданин не разбирается, онлайн- или наземное казино. Для него игорный бизнес – это игорный бизнес в целом. Потому негатив распределяется на все секторы бизнеса.

Но есть и свое но в регулировании. Оно тоже должно быть правильным. Неправильные, слишком жесткие регуляции, которые будут принимать люди, очень далекие от этого бизнеса, могут серьезно навредить. Вплоть до того, что убьют легальный сектор, и он может перейти в нелегальный. То есть начнут закрываться казино, будут скрываться налоги, доходы и т. д.  и т. п. Появится недобросовестная конкуренция между участниками. Поэтому мы всегда стараемся налаживать диалог с правительством, объяснять им, что и как. Они тоже связываются с нами по разным вопросам, спрашивают наше мнение, присылают законодательные проекты. Мы отправляем наши замечания, таким образом, какая-то работа в этом русле идет. Но, на мой взгляд, это взаимодействие может быть более активным, его на данный момент недостаточно. Мы все время предлагаем создать общую рабочую группу, куда будут входить представители правительства и независимые эксперты со стороны властей, плюс с нашей стороны представители бизнеса. Можно было бы создать в таком случае более сбалансированный проект регулирования, который взял бы под контроль все те вопросы, поставленные властью, и в то же время не убил бы бизнес на корню.

По поводу безработицы. У вас есть статистика по количеству трудоустроенных в индустрии? Прослеживается ли динамика со времени легализации бизнеса в стране?

Я скажу так: только в наземных казино трудоустроено порядка 5 тысяч человек. На сегодняшний день одна из самых высоких зарплат как раз в игорном бизнесе, в наземных казино особенно. Например, в той же Аджарии. Я не думаю, что какой-то сектор еще может предлагать такие зарплаты, которые предлагаем мы. И в этом отношении казино – хороший работодатель. Я помню доход нашего персонала, когда мы только начинали, открывали заведение. Сегодня эти сотрудники обзавелись квартирами, машинами и так далее.

Казино также развивает город. Очень многие наши сотрудники из других городов и стран, из той же Украины, купили здесь земли, дома, квартиры, машины. То есть в этом отношении я могу сказать, что, если бы не было казино, было бы очень сложно. Почему – потому что к казино привязано множество смежных активностей. Это те же гостиницы, которые мы заполняем, особенно вне сезона. Я могу сказать с уверенностью, что уже только одно наше казино вне сезона практически платит зарплаты персоналу гостиниц, потому что мы своим гостям предоставляем комнаты. И эти средства идут на зарплаты сотрудникам. Это компании такси, которые работают в казино. Это магазины, маркеты, салоны красоты особенно: большое количество клиентов салонов красоты – как раз работники казино. То есть в итоге это не только пять тысяч человек, которые работают в казино. Намного больше людей привязаны к этому бизнесу. 

Реклама азартных игр в Грузии – довольно болезненный вопрос для противников этого бизнеса в принципе. СМИ сообщали, что парламент начнет обсуждения нового проекта регулирования, над которым вроде как работает парламентское большинство. Какие могут быть альтернативы жесткому ограничению, чтобы и пользователей защитить, и рынок остался доволен?

Если посмотреть реально, у нас не очень здоровая ситуация с рекламой. Из-за того, что у нас не очень хорошая экономическая ситуация, очень многие играют. Играют, как ни странно, от безделья, от того, что у них нет дохода.

В Батуми доля местного населения в казино очень маленькая, у нас больше туристов. На мой взгляд, будет более правильно делать рекламу для туристов в их странах.  А всецело реклама, наверное, у нас действует пагубно на местное население. Потому что минимум 50% билбордов в Грузии занято рекламой игорного бизнеса, и это, вероятно, плохо влияет на людей. Они постоянно это видят не только на улицах, но и на телевидении, в Интернете. И везде реклама казино крутится и онлайн, и офлайн. Но у нас не хотели запретить ее полностью, хотели запретить рекламу на телевидении, в массмедиа и регулировать наружную рекламу, отдалить ее от учебных заведений и от мест, где бывает молодежь и несовершеннолетние.

Есть ли сегодня новые проекты казино, которые находятся на стадии строительства и вскоре пополнят список действующих казино? Что это за проекты, кто инвестор, какими будут объекты?

Courtyard Marriott – сейчас гостиница достраивается, в начале осени планирует открыться. Вторая, пятизвездочная, – это Le Meridien, она тоже, наверное, к концу года откроется, работы уже идут.

Есть такая компания – Hualing Group, она давно построила на периферии Тбилиси Молодежную Олимпийскую деревню, где проходили молодежные олимпийские игры. Здесь же она возвела гостиницу Hotels & Preference Hualing Tbilisi и жилой квартал, и в этой гостинице она строит большое казино и рассчитывает привлекать китайских игроков. Джанкет, будем так говорить. Заведение уже давно открывается, более двух лет, но я так понимаю, что уже постройка закончена. И им точно не бюрократия мешает открыться, у нас очень легко открыть казино.

Легко ли заходить инвесторам на грузинский рынок?

В Батуми все казино принадлежат иностранцам, наше – тоже американско-турецкое. Казино Eclipse открыли россияне, есть украинское Golden Palace, австрийское Hilton, турецких компаний много. Было одно единственное грузинское казино Adjarabet, но оно закрылось.

Какие были изменения за последний год? Качественные/количественные в плане казино.

В Батуми казино-бизнес шел в гору до 2016 года, потом был ровный период, и вот в прошлом году в это же время произошла девальвация турецкой лиры. А мы на 90% привязаны к турецким игрокам, у нас граница – в 20 км от Турции. Это сильно по нам ударило. Сразу значительно сократился поток игроков, упал доход, два казино закрылись, сократили персонал, количество игровых аппаратов, столов, потому что это все налоги. И осенью было очень сложно, потому что у самих игроков денег не было. Из-за девальвации меньше стало денег, дохода. Грубо говоря, если до этого 100 лир – это было 50 долларов, то сегодня это 15 долларов.

Можно ли сказать, что на бизнес грузинских операторов влияет наличие игорной зоны в российском Сочи? Если да, то как это проявляется и как можно сосуществовать в условиях такой конкуренции?

Когда ИРКЗ в Сочи открылась, для нас ничего не изменилось.  Мы не чувствуем конкуренцию, это совсем другой контингент. Для нас даже Тбилиси не конкурент, потому что в игорном бизнесе Тбилиси и Батуми – как разные страны, можно сказать, разный контингент. Для нас единственный основной конкурент – это Северный Кипр, там много казино, туда очень много самолетов летает. А к нам в Батуми, к сожалению, добраться сложно. Во-первых, дорого, и у нас вне сезона вообще один рейс из Стамбула, и то, может быть, не каждый день, а четыре раза в неделю. Если билет на Кипр стоит 100 или 50 долларов в две стороны, то в Батуми – 300 долларов только в одну сторону. Мы ориентируемся только на тех, кто на своих машинах, кто живет ближе к нам. На Кипре есть и люкс-казино с пляжами, и сезон в шесть месяцев (у нас три), и море у них Средиземное, и обслуживание лучше. Нам до них еще далеко.

По туристам первое место занимает Турция. Это 70%. На втором Израиль – 20%. Остальные 10% – в основном из арабских страны.

Какие еще есть проблемы?

Сложно и дорого добираться, и правительство это тоже не может решить. Наш аэропорт – маленький, и самолеты обслуживаются турецкой компанией ТАВ, и там есть какие-то пункты в контракте, наверное, которые нельзя пересмотреть. 90%, то есть львиная доля того, что Батуми имеет такие гостиницы, – это заслуги игорного бизнеса.

При Саакашвили у нас была введена специальное игорное регулирование, налоги в Батуми и Тбилиси отличаются. Если в Тбилиси годовая лицензия на оперирование казино стоит 5 млн лари, то в Батуми это 250 тыс. лари. Понимаете, насколько это меньше. Плюс в Батуми, если ты открываешь казино при гостинице, в которой больше 100 номеров, ты освобождаешься от лицензионного сбора на 10 лет, то есть даже эти 250 тыс. лари не уплачиваешь. Да, есть еще отдельная лицензия на операции слотов, которая стоит 200 тыс. лари. Но в Тбилиси открыть слоты — это еще 1 млн. Это специально сделано, чтобы инвесторы открывали свои казино здесь. Здесь чуть ли не в каждом подъезде в новостройке собираются открывать казино. Это, конечно же, тоже нехорошо, но первому этапу это дало толчок.

Напомним: в июне на грузинском объекте Pascha Global появились инновационные игровые автоматы.

Читайте также: Казино «Амбассадори» – как создавалось первое VIP-казино в Грузии

Читайте также: Василе Божков – загадка лотерейного бизнеса Грузии

Комментарии:

Нет комментариев

Сейчас читают
Загрузка...
Статьи
19 сен
вверх