Статьи

14:04, 18 сентября
Дэвид Бриггс из компании GeoComply представил свой интересный взгляд на контрафакцию местоположения как стимуляцию киберпреступности и предложил свои решения для содействия борьбе с этим явлением. Бриггс – ветеран eGaming-индустрии, много лет проработавший управляющим директором в компании Ladbrokes eGaming (одном из первых удаленных операторов, начавших свою деятельность в Гибралтаре). В 2011 году он вместе со своей женой основал компанию GeoComply, которая быстро стала лидером в сфере геолокационных технологий, сотрудничая с такими клиентами, как Caesars Palace, MGM, IGT/GTECH, PokerStars и DraftKings. Недавно команда GeoComply расширила свое портфолио еще одним сервисом по внедрению контроля геолокации в платежные и аналитические системы. Кроме того, г-н Бриггс организовал европейский филиал GeoComply под названием GeoGuard. Эксперт начал с обнадеживающих новостей американского рынка онлайн-гемблинга. Он отметил: «Наконец-то мы наблюдаем любопытный прогресс не только на региональном, но и на федеральном уровне. Я признаю: все еще существует пессимизм по поводу того, что республиканцы вернулись к власти и что произойдет при правлении Трампа. Но я не предвижу никаких запретов и действительно думаю, что в ближайшие два года может быть достигнут некоторый прогресс». Затем Бриггс представил краткую историю своей компании и рассказал о нынешней ситуации на рынке онлайн-гемблинга в США. В 2007-м GeoComply начала свою деятельность в Вашингтоне, округ Колумбия, работая над проектом переформатирования национальной лотереи округа под интернет-пространство. Законы США, касающиеся азартной и игровой индустрии (как онлайн так и офлайн), очень сложны. «Одно из требований состоит в гарантии того, что игрок действительно находится в пределах штата, на территории которого азартные услуги должны быть официально разрешены законом, – объяснил Бриггс. – Поскольку границы перемещаются с одной улицы на другую, как, например, в Вашингтоне, это далеко не маленькая проблема. Исходя из этого, требуется обеспечить отсутствие средств подмены местоположения (например, VPN) и наличие технической задачи, которая исторически была непреодолимой для большинства eGaming-платформ. И если оператор или провайдер платежных услуг не сможет точно обнаружить местоположение игрока, то в качестве наказания ему придется провести 5 лет в федеральной тюрьме. До принятия UIGEA (Закон об ответственности за незаконный игорный интернет-бизнес) все описывали рынок США как единое пространство для онлайн-операторов. После принятия UIGEA рынок переместился в штаты, каждый из которых занял свою собственную позицию в сфере онлайн-игр». UIGEA, принятый в 2006-ом году, фактически превратил США в рынок независимых штатов с широко отличающимся подходом к тому, что можно и запрещено в азартных играх. В нем «незаконный игорный интернет-бизнес» определяют как действие, направленное на то, чтобы поставить, принять или иным образом сознательно передать ставку или пари любыми средствами, которые предполагают использование (хотя бы частично) Интернета, когда такие ставки или пари являются незаконными в соответствии с любым применимым федеральным правом, законодательством штата или племенных резерваций, где инициированы, получены или иным образом заключены пари. Играть в азартные игры теперь разрешено в большинстве штатов США, будь то традиционное казино, лотерея или ипподром. В штатах Делавэр, Нью-Джерси, Невада и Джорджия онлайн-игры (в той или иной форме) законны, и GeoComply владеет 100% рыночной доли в сфере поддержки операторов по обеспечению соблюдения условий о геолокации. Лотереи, начинающие свою деятельность онлайн, предлагают мгновенные выигрыши в виде скретч-игр (например, от таких поставщиков, как NEO GAMES) наряду с обычными нарисованными. Дальнейшие законодательные акты предвидятся в штатах Пенсильвания, Нью-Йорк, Мичиган, Коннектикут и Массачусетс. Если они все переходят в онлайн-режим, то оборот рынка может увеличиться: «До $40 млн в месяц по всей территории США или значительно выше. Те операторы, которые в настоящее время находятся на рынке страны, надеются на возможность значительного роста». Стоит ли сделать ставку на рынок США до того, как он откроется? Бриггс предупредил: «Ситуация со ставками на спорт на федеральном уровне весьма непредсказуема». В настоящее время Невада – единственный штат, который разрешает обычные ставки на спорт. В других же они запрещены федеральным законом PASPA (Закон о защите профессионального и любительского спорта), который и не позволяет предлагать/распространять спортивные ставки на территории любого штата. Нью-Джерси является лидером в противодействии этому закону, стоящему на пороге Верховного суда. Вышеупомянутые штаты должны решить, является ли конституционным то, что федеральное правительство может диктовать свои правила. Если в результате PASPA действительно признают неконституционным, то Нью-Джерси и другие штаты, желающие принять участие в противодействии, в конечном счете, получат возможность предлагать ставки на спорт. В случае отмены PASPA, объяснил Бриггс, сфера спортивных ставок в США станет крупнейшим растущим рынком в мировом eGaming-бизнесе, за которым он сможет наблюдать в реальном времени, и «люди будут рассматривать американский рынок онлайн-гемблинга всерьез». Однако законодательный процесс долог и сложен, кроме того, существует много противников онлайна. Бриггс утверждает, что, возможно, всего два из пяти штатов, участвовавших в противостоянии PASPA, добьются своего в следующем году. Но это потрясающее развитие может помочь американскому рынку выйти на $100 млн валового игрового дохода среди других штатов, а это означает, что операторы, которые инвестировали на начальной стадии развития eGaming-рынка, действительно выиграют от этого. Основная функция соблюдения условий геолокации заключается в обеспечении надлежащей защиты смежных штатов, поэтому оператор и поставщик платежей не будут подвержены санкциям, если игрок вне юрисдикции переходит в режим онлайн. В соответствии с UIGEA, в настоящее время это считается федеральным преступлением, которое карается тюремным заключением на срок в пять лет или неограниченным штрафом. В начале деятельности компании GeoComply прошло внедрение сервиса IP-геолокации, который был единственным способом, используемым потенциальными операторами в США, но при этом недостаточно точным. Итак, Бриггс создал компанию, которая не только предоставляет высокую точность определения местонахождения, но и устанавливает попытку его изменения с помощью VPN или другого способа. Между штатами Нью-Джерси и Нью-Йорк существует чёткая граница по реке Гудзон, и Нью-Йорк был обеспокоен тем, что Нью-Джерси перейдет в онлайн. С точки зрения оператора, около 30% жителей Нью-Джерси проживают в пределах 2-3 миль от границы штата. При использовании рядовых систем геолокации, таких как IP, многие пользователи станут блокироваться, так как буферные зоны внутри границ штата будут насчитывать 10–20 миль, что устраняет более 50% от общей базы игроков. Игроки заходят на ресурсы через различные устройства: iPhone, ПК и Мас. GeoComply стремится создать возможность для регулятора Нью-Джерси по фактическому наблюдению за каждой транзакцией каждого оператора (через какое устройство, какую программу, ID пользователя, MAC-адрес). По сути, GeoComply создала для них карту, которая работает 24/7. Они могут щелкнуть каждую отдельную транзакцию и перейти прямо к бэк-офису этого оператора. А когда регулирующие органы соседних штатов запрашивали информацию по этому поводу, регулирующий штат Нью-Джерси заявлял, что именно так он защищает свой суверенитет. Престиж компании возрос после успеха Нью-Джерси, и это способствовало тому, что она начала оперировать в других штатах. Карта, созданная GeoComply для регулятора Нью-Джерси, была эффективной, и, как сказал Бриггс, даже использовалась в нескольких региональных и даже федеральных слушаниях по онлайн-гемблингу в США. По сути эффективное геолокационное управление защищает права штатов, поскольку обеспечивает соблюдение суверенитета и право выбора – внедрять онлайн-гемблинг на своих территориях или нет. В дополнение к 100% рыночной доли в Нью-Джерси, Неваде, Делавэре и Джорджии, GeoComply обрабатывает около 80% от всех транзакций DFS в США. В Европе она также сотрудничает с PokerStars и Draft Kings, которым, кроме всего прочего, помогает бороться с мошенничеством и содействовать соблюдению положений о местонахождении. С точки зрения Гибралтара, они поддерживают местных операторов GVC, 888 и Gamesys в штатах Нью-Джерси, Невада и Делавэр. Какое же значение имеет Европа, где стандарты соблюдения геолокации различаются и не являются такими агрессивными, как в США? Как сообщает GeoComply, в последние три года увеличилась степень подрыва традиционных мер по размещению IP-адресов, которые применяются с 250 млн уникальных устройств по всему миру. «Люди знают, что хороший контент можно найти в Интернете, например, посредством BBC iPlayer или Netflix, – отметил Бриггс. – Но эти сервисы могут быть недоступны в их стране, так что пользователи меняют свое местонахождение, чтобы ими воспользоваться. Недавние исследования свидетельствуют о том, что 24% мировой пропускной способности используются для всякого рода пиратства, в основном для потоковой передачи контента; но по мере увеличения пропускной способности повышается и возможность подделывать любое местонахождение. Большинство систем в цифровой экономике не обновили свои услуги с целью проследить подмену геолокации. В настоящее время использование VPN на некоторых рынках составляет 44%. Один из четырех пользователей Интернета постоянно использует VPN-приложения. 60% пользователей применяют данный сервис каждую неделю, а в Соединенном Королевстве и на формирующихся рынках люди начали устанавливать дополнительные расширения VPN для своих браузеров». Переходя к теме VPN, Бриггс упомянул о том, что некоторые службы потоковой передачи применяют VPN, которые автоматически активируются, например, в Google. «Использование VPN переходит на уровень, на котором он больше не может рассматриваться как узкоспециальные действия, выполняемые техническими любителями. Даже моя мать, желая посмотреть BBC и Sky Sports, в свои 83 года знает о DNS-прокси и VPN больше, чем большинство технических директоров, с которыми я общаюсь!» Большинство сетей VPN теперь размещаются между устройством и игровым узлом. «Очень долго цифровая экономика работала в соответствии с принципом, согласно которому при поступлении IP-адреса от устройства VPN-прокси могут помешать его определению и скрывают его. Если вы хотите скрыть свой IP-адрес, то используете центр сбора данных. Во всем мире существует 884 таких центра. Это почти 300 млн отдельных IP, которые хранятся в центрах по сбору данных, и их число стабильно увеличивается. Согласно анализу, можно быть на 99% уверенным, что IP-адрес, поступающий на сервер из центра данных, не является фактическим адресом пользователя. Это некого рода программа (VPN или бот), но не настоящий пользователь». Из-за постоянно расширяющейся зоны действия Интернета и количества пользователей возрастает потребность в IP-адресах; сейчас благодаря протоколу IPV6 (старая форма IP-адресов) их есть только 4,29 млрд, и на данный момент они все задействованы. Эта индустрия внедрила IPV6 для увеличения совокупности доступных IP-адресов на 340,282,366,920,938,463,463,374,607,4 31,768,211,456 или (2128 ≈ 3х1038) IPV6 -адресов. Это, очевидно, значительно увеличивает количество мест, в которых в будущем будет скрываться IP-адрес. Для того чтобы еще больше усугубить ситуацию, мобильный трафик планируется увеличить: с 8% от всего интернет-трафика в 2016-м до 20% от общего объема IP-трафика в 2017-м. Но этот трафик не имеет данных о местоположении IP, которые можно использовать, поскольку он принимает только IP-адрес провайдера мобильной сети, не определяя ваше местонахождение в роуминге. «Это сложно: вы пытаетесь угодить клиенту, он находится на "правильной" территории, но в роуминге – и это сбивает вашу систему. Затем имеет место быть многократное создание учетных записей, которое само по себе является некой массовой атакой, заключаемой в том, что люди используют разные имена пользователей и пароли на любом веб-сайте, надеясь найти кого-то, кто использовал то же имя пользователя и пароль на нескольких сайтах. Эти атаки могут осуществляться армией ботов, которые устанавливаются на сервер центра сбора данных. Один из примеров создания учетных данных – взлом Yahoo, когда он потерял 1,4 млрд IP-имен и паролей. Они продавались в теневом Интернете любому, кто хотел попытаться совершить мошенничество. Большинство брандмауэров не настроены так, чтобы признавать трафик, поступающий из центров данных. Это означает, что, когда кто-то захватывает учетные записи пользователей посредством IP-адресов из центров сбора данных, у вас нет защиты, пока клиент не войдет в свою учетную запись и не узнает, что деньги вывели. Сама природа мониторинга IP-адресов, поступающих в системы, быстро меняется». По-видимому, увеличивается число учетных данных, и последствия этого сказываются на репутации брендов. Бриггс упомянул игру Pokémon Go, где присутствует использование фейкового местоположения. Запросы в Google по поддельным местоположениям для Pokémon Go возросли в 10 раз. Игра способствует тому, что игроки меняют свою геолокацию. А всё ради того, чтобы получить монстра, не вставая со своего дивана. Но на устройстве Android изначально нельзя подстроить свое местоположение, не прибегая к перепрошивке девайса, что захотели бы сделать только немногие пользователи. После того как вышла Pokémon Go, увеличился приток приложений для изменения геолокации в Google Playstore. Менее чем на 1% устройств установлены подобные приложения, а в нынешней ситуации показатели составляют 8-9% и продолжают расти. «Действительно, молодые люди быстро учатся подделывать свое фактическое местоположение. Они не видят причин, по которым должны быть ограничены геолокацией, поскольку технически это легко решить. Это первый шаг к контрафакции локации, например, чтобы просто посмотреть английскую футбольную Премьер-лигу. Зайдите на ресурс Kodi box – приложение для проигрывателя с открытым исходным кодом. В качестве телевизионной приставки с предварительно установленным программным обеспечением настройки Kodi можно изменить, чтобы получить дополнительные компоненты сторонних производителей, предлагающих нелегальные трансляции. Подобная технология повлияла на Sky Sports в прошлом году, когда более миллиона пользователей пропали через двенадцать месяцев. И основная причина произошедшего – подмена местоположения с помощью таких средств, как Kodi. Наблюдается некое движение для подавления продажи подобных девайсов. Премьер-лига сумела остановить их реализацию в некоторых местах розничной торговли и запросила центры данных Соединенного Королевства, чтобы те сообщали, когда кто-нибудь присоединяется к передаче через Kodi». «Для решения этой проблемы требуется многоуровневый подход, – продолжил Бриггс. – Реальность такова, что в IP-геолокация присутствует в отрасли очень долгое время, но все меняется и системы должны тоже меняться. Путь Нью-Джерси, вероятно, слишком сложен для Европейского рынка, но возможность проверить, как произошло подключение (через центр сбора данных или VPN), будет все больше востребована».
16:50, 12 сентября
Джереми Гардин-Робертс из компании Featurespace об управлении рисками в секторе азартных игр. Джереми Гардин-Робертс недавно присоединился к команде Featurespace в качестве профильного эксперта по играм и идеально подходит для этой роли: «После окончания университета я 5 лет проработал руководителем по борьбе с мошенничеством и управлению платежами, а потом перешел в Featurespace. С внедрением концепта соблюдения обязательств в индустрии деятельность операторов весьма усложнилась. Но есть и хорошие новости, так как наша компания упрощает этот процесс. Featurespace является мировым лидером по производству программного обеспечения для адаптивного аналитического управления рисками, который сотрудничает с банковской и eGaming-средой». Гардин-Робертс проводит четкую линию отличий между управлениями рисками и мошенничеством: «Я рассуждаю о разнообразных типах риска, с которыми сталкиваются современные гемблинг-компании, будь то игроки, подверженные риску, борьба с отмыванием денег или другие связанные с риском проблемы. Традиционный метод управления риском в гемблинг-компаниях уже изжил себя - я имею в виду отчетность по исключительным ситуациям, исключительное предупреждение и обнаружение проблем в рамках клиентской базы c применением устаревших технических приемов. Они считаются устаревшими, так как на данный момент нацелены на узкий сектор клиентской базы. Но с появлением системы по борьбе с рисками игровые организации должны охватывать клиентскую базу всецело и одновременно. Featurespace предоставляет такую возможность игровым организациям. Наша технология является неким позитивным результатом деятельности специалистов в сфере анализа данных и компьютерных технологий Инженерно-технического отдела Кембриджского университета». Гардин-Робертс подчеркивает, что речь идет не только о больших объемах данных. «Большие массивы данных берут неструктурированные данные и пытаются ретроспективно сформировать поведенческие шаблоны. Адаптивно-поведенческая аналитика работает в реальном времени и наблюдает, как пользователи взаимодействуют с организацией, исходя из каждого отдельного случая или канала, для построения поведенческих моделей. Эти профайлы автоматически обновляются в течении реального времени, как только фиксируются новые ситуации. Данные о поведении могут поступать из разнообразных источников - начиная с простых, когда люди взаимодействуют с веб-сайтом, и заканчивая сложными субтильными, такими как движение мышки по экрану или положение телефона. С помощью оперативных адаптивно-поведенческих анализов стало возможным вычислять отклонения и сходства в поведении пользователей. Компания Betfair использует признанную платформу ARIC, разработанную Featurespace для игорной индустрии в 2008-м году, которая предлагает уникальный подход к адаптивно-поведенческому анализу для решения возникающих проблем с мошенничеством. ARIC представляет собой адаптивную, оперативную, индивидуальную технологию идентификаций изменений. Я участвовал во внедрении платформы ARIC для Betfair, которая сейчас используется банковским и платежными секторами для фиксирования и предотвращения возникающего риска. Платформа ARIC позволяет компаниям обнаруживать случаи мошенничества в реальном времени – от транзакций до активности на сайте», – заявил Гардин-Робертс. «Этот подход, который недавно был также задействован компанией Playtech для ее программы по борьбе с мошенничеством, позволяет применять оперативное машинное запоминание данных для обнаружения риска. William Hill тоже является ключевым клиентом нашей компании. Помимо прочих, Featurespace сотрудничает с Camelot. Наш продукт ARIC Responsible Gambling оперативно наблюдает за необычным поведением, давая компаниям возможность непосредственно предотвращать возникающие для игрока риски. Позвольте коротко рассказать о принципе работы адаптивно-поведенческого анализа. Понимание поведения индивидуума в реальном времени и фиксирование изменений является чрезвычайно важным моментом в управлении риском. Уникальность адаптивно-поведенческого анализа состоит в возможности совершать такое оперативное фиксирование изменений в каждом отдельном случае и канале», – сказал эксперт. Платформа ARIC принимает во внимание все взаимодействия между пользователем и веб-сайтом (регистрация, депозиты, выводы средств и манера игры) с целью построения поведенческой модели. С помощью таких персональных поведенческих моделей мы фиксируем возникающие отклонения. Если кто-то обычно ведет себя одним образом, а потом начинает себя вести совсем по-другому, то ARIC идентифицирует такое отклонение. Дополнительно платформа ARIC идентифицирует схожести в поведении - как индивидуальные, так и групповые. Это позволяет платформе идентифицировать «маркеры вреда», что сообщает игровой организации ранние признаки о том, что игрок находится в зоне риска. Так как же нужно задействовать такую информацию об игроке? Преимущество адаптивно-поведенческого моделирования состоит в том, что этот подход может быть применен для предотвращения и управления всеми типами риска. При идентификации необычной активности система автоматически добавляет новую информацию, минимизируя ручной ввод данных, эффективно фиксируя и предотвращая новые виды рисков. «Например, боты, – говорит Хардинг-Робертс. – С помощью наблюдения за движениями мышкой по веб-странице можно зафиксировать много регистраций определенного типа. Пользователь, желающий создать множество аккаунтов как можно быстрее, даже перед тем как произведена транзакция, будет выглядеть подозрительным. При традиционном управлении мошенничеством такую информацию можно получить из системы только задним числом. С другой стороны, платформа ARIC выделяет общие признаки из этих аккаунтов, позволяя оператору оперативно обезопасить их». Эксперт пояснил, как поведенческий анализ реагирует на необычное поведение. «В современном игровом мире благодаря мобильной революции и сложности законодательств существует возрастающее давление на технические команды для быстрой адаптации продуктов. ARIC помогает обнаружить ошибки с помощью фиксирования подозрительных действий. Например, у мелких игроков, применяющих традиционные подходы, не будут внезапно возникать огромные суммы на балансе. Поведенческая аналитика охватывает всю базу данных сразу, чтобы вы могли заметить эти исключения и могли оперативно с ними справиться». Однако наука о данных не является комплексным решением для управления рисками. «Управление риском, – отметил мистер Гардин-Робертс, – это как игра в шахматы: чтобы выиграть, необходимы как стратегия, так и тактика. В условиях азартных игр вам необходимо руководствоваться правилами высокого уровня и моделью, которые смогут анализировать большие объемы данных и определять необычное интересное поведение без перегрузки агентов риска ложноположительными результатами». Featurespace подготовила технологию API для охвата большого диапазона типов информации – от данных профиля до местоположения, депозитов и характеристик устройств. Поведенческий анализ осуществляется с помощью сложной платформы управления рисками, которая позволяет применять правила и модели к данным для того, чтобы обнаружить и предотвратить риски в реальном времени. Featurespace реализовали платформу ARIC для компании Camelot, чтобы создать безопасную среду для их игроков. Выявляя известные индикаторы вреда, ARIC позволяет заранее обнаружить игрока в зоне риска и предупредить такую ситуацию. Featurespace был награжден по версии E-Gaming Review за свое революционное изобретение, реализованное для компании Camelot и нескольких других британских операторов. «В 2008 году Betfair обратился к Featurespace, желая выявить возникающие угрозы мошенничества на своей уникальной платформе для биржи ставок. В тот период никакие традиционные антивирусные системы не рассматривали такие сферы, как гемблинг, а прошлая система просто случайно фиксировала мошенников и запрещала доступ для них. Компьютерная платформа Featurespace обнаружила и автоматически блокировала ботов в реальном времени. Мы предоставили компании Betfair возможность контролировать свою оперативную эффективность, обеспечивая при этом управление рисками более высокого уровня», – сказал Гардин-Робертс. «В условиях повышения налогов и ужесточения регулирования балансировать между ресурсами и прибыльностью довольно непросто. Однако системы машинного обучения, в которых используются адаптивно-поведенческие технологии, имеют низкие ложноположительные показатели, позволяющие компаниям управлять своей оперативной эффективностью. Группы риска могут полагаться на адаптивно-поведенческую аналитику для обнаружения аккаунтов, которые выглядят подозрительными в основном виде деятельности», – отметил эксперт. Компания Featurespace гордится тем, что недавно была удостоена награды Deloitte Fast 50 за свою уникальную технологию, и продолжает привлекать новых клиентов в игорном, банковском, платежном и страховом секторах.
13:36, 6 сентября
Лас-Вегас насквозь пропитан атмосферой казино: беспокойные игроки, мигающие огни, звон колокольчиков, озадаченные дилеры и коллективное празднование сорванного джекпота. Эту энергетику можно прочувствовать, заразиться и зарядиться ею. Каждый год это особенное место привлекает миллионы туристов и местных жителей, качает миллиарды долларов в государственную казну и приносит награду счастливчикам. Да, этот город является одним из самых лучших центров отдыха и развлечений, о котором мечтают многие взрослые люди. Вездесущность игральных автоматов, являющихся отличительной чертой Лас-Вегаса, несомненно, вносит свою лепту в эту волшебную атмосферу. Они встречают вас в аэропорту, приветствуют в супермаркете и переполняют игральные заведения с увлекательными разноцветными приманками. Они напоминают вам о том, что вы находитесь здесь и пришло время играть. Как и многие другие игровые традиции, слоты имеют богатую историю и прошли сложною эволюцию, которая и привела нас к игральным автоматам, которые мы знаем и любим сегодня. Самые первые игровые автоматы Один из первых слотов был придуман в Бруклине в конце XIX века. Автомат позаимствовал тематику игры в покер, имел пять барабанов и 50 игральных карт, выпадающих на них. Игроки получали за пять центов один спин, при котором они тянули рычаг автомата и надеялись на удачу, которая принесла бы им выигрыш. Игра сразу же обрела безмерную популярность, но поскольку существовало огромное количество выигрышных комбинаций, производители пытались найти эффективный автоматизированный метод для их выплаты. Бары, которые размещали в своих помещениях игральные автоматы, часто выплачивали «неденежные» призы, такие как бесплатная выпивка или еда. Тем временем в Сан-Франциско Чарльз Фей изобретает машину с простым механизмом, которая больше напоминает современные игровые автоматы. Cлот с названием Liberty Bell («Колокол свободы») располагал тремя барабанами с пятью символами: собственно, колокол свободы, подковы, бриллианты, пики и черви. Благодаря этому однорукому бандиту стало возможным автоматизировано выплачивать выигрыши, и с тех пор игральные автоматы начали продвигаться по пути к массовому производству. Благодаря концепции автоматизированной выплаты данный автомат и его «преемники», построенные на принципе Liberty Bell, начали использоваться в разнообразных заведениях, включая парикмахерские и кегельбаны. Ваш выигрыш – жвачка! На рубеже столетий компания Bell-Fruit Gum Co. популяризировала торговые автоматы с фруктовыми жевательными резинкам, которые вдохновили создать игральные слоты с призами в виде этих самых жевательных резинок. Именно эти слоты вдохновили разработчиков на создание изображений вишенок и арбузов в современных барабанах, а также символ BAR, который в то время являлся логотипом компании. Электронные автоматы и видеослоты Первый электромеханический автомат был создан в 1963 году компанией Belly, а первый видеослот появился в 1976 году в компании Fortune Coin Co. из Лас-Вегаса. Впервые появившись в отеле Las Vegas Hilton, видеоавтоматы вскоре распространились в центральных заведениях города наряду с механическими и электромеханическими игровыми слотами. Двумя годами спустя IGT поглощает Fortune Coin Co. С изобретением электромеханических и видеослотов игровые автоматы быстро переформатировались с «одноруких бандитов» в более утонченный и интерактивный механизм. Эти технологические преимущества позволили производить более широкий ассортимент игровых машин с большими джекпотами, привлекательными темами и солидными бонусами. Когда онлайн-гемблинг вторгся в азартную отрасль в начале 2000-х, многие производители слотов начали производство машин, имитирующих интерфейс и характеристики их виртуальных аналогов. Нынешние слоты Видеографика, светодиоды, сложные структуры игр и фирменные темы являются далеко не единственными изменениями в отрасли. Более того, с развитием технологий игровых автоматов прогрессировал и уровень их игроков. Пользуясь чрезвычайной популярностью с момента изобретения, слот-машины продолжают оставаться в центре внимания игроков, их массовая притягательность продолжает расти и, как сообщает Center for Gaming Research при UNLV, – доходы от игровых автоматов превысили показатели настольных игр в два раза. По-видимому, данная тенденция будет продолжаться, так как выигрыши, бонусы и джекпоты растут с каждым днем. Некоторые из самых популярных слотов в Лас-Вегасе: Wheel of Fortune; Megabucks; The Wizard of Oz; Betty Boop’s Love Meter; Sex and the City; The Hangover; Game of Thrones.
13:24, 4 сентября
До недавнего времени ставки на киберспорт являлись уделом исключительно стартаперов, но теперь крупные букмекеры тоже в деле. Кто в конечном итоге будет преобладать на этом завидном рынке? Поразительный прогресс киберспорта всё чаще становится предметом широких дискуссий и получает всё больше признания от известных операторов и стартаперов. В этом году конкурс стартапов Pitch ICE в рамках выставки ICE подчеркнул все более широкое распространение киберспорта, которому способствуют многочисленные начинающие бизнесмены, нацеленные на эту потенциальную золотую жилу. Именно они разработали специализированные платформы, предназначенные для поколения кибермиллениалов. Аналогичным образом более крупные операторы ввели возможность ставить на соревнования по видеоиграм, стремясь сделать на этом деньги и завоевать внимание самого крупного на данный момент поколения, создав индустрию, оцениваемую в 892,4 миллиона долларов. Отраслевые гиганты и процветающие стартапы в равной мере стремятся получить прибыль от данного рынка. Так кто же из них в конечном итоге завоюет кибербетторов и каким образом им это удастся? В первую очередь необходимо решить, смогут ли эти предприятия применять обычные модели спортивных ставок к ставкам на киберспорт, а также есть ли другие переменные, которые необходимо учитывать. Тим Харкс – основатель и генеральный директор ArcaneBet.com – заявляет: «По моему личному мнению, не существует особо большой разницы между ставками на обычные виды спорта и на киберспорт. Турниры по видеоиграм сами по себе являются очень конкурентоспособными и существуют именно в атмосфере толпы, как и любой другой спорт. И внедрение ставок на таковые можно считать не более чем естественным явлением». Вместе с тем другие эксперты высказали мнение о том, что существует множество различий между этими двумя отраслями, которые должны серьезно рассматриваться нацеленными на киберспорт операторами. На первом месте стоит целевая аудитория; общепризнанным является тот факт, что поколение миллениалов занимает ключевую позицию в киберспортивной индустрии, и операторам необходимо знать, как угодить этому уникальному поколению потенциальных бетторов. «По моему мнению, традиционные спортивные ставки развиваются довольно медленно, и то только потому, что операторы посчитали необходимым удовлетворить потребности миллениалов, – сказал Сураж Госай, соучредитель Blinkpool.com. – Изначально киберспорт был адаптирован под эту желанную аудиторию; миллениалы привыкли к продуктам с высококачественной графикой, позволяющей им выполнять много задач и обрабатывать большой объем информации одновременно. Все собранные данные об этом слое населения свидетельствуют о том, что они хотели бы играть в азартные игры, однако предлагаемые им продукты не вызывают у них особой заинтересованности. Я считаю, что киберспорт создает возможность производить новшества в гемблинг-индустрии совместными усилиями». Марк Макгиннесс – консультант-прогнозист по вопросам маркетинга и коммуникаций eGaming – утверждает, что эта конкретная разновидность спорта гораздо более соответствует повседневной жизни и интересам подрастающего поколения: «Все киберигроки представляют собой истинное поколение нового тысячелетия в том, что они уже являются достаточно взрослыми и в полной мере готовыми к использованию цифровых технологий и средств массовой информации. Их потребительская активность и схема деятельности средств массовой информации различаются; они понимают, что такое биткоин, социальные медиа, децентрализованный Интернет и так далее». Хотя это вид игр уже набрал популярности в этой группе, Джеймс Уотсон, директор отдела по киберспорту в Betradar, говорит о том, что требования данного поколения будет нелегко удовлетворить: «Это типичная молодежная группа населения, возможно, не особо нацеленная на ставки и отрицательно воспринимающая скудный пользовательский интерфейс. Иными словами, наиболее успешными на сегодняшний день операторами ставок на киберспорт являются те, которые изучили менталитет конечного пользователя, облегчив навигацию и простоту использования своего продукта». Более того, Харкс также считает, что разговаривать на одном языке с миллениалами является делом не из легких, особенно, если дело касается маркетинга: «Киберспорт – сравнительно молодая индустрия, которая в настоящее время быстро набирает обороты. Это новый рынок с совершенно иными потребителями по сравнению с другими видами спорта. Отчасти из-за того, что его основная аудитория может быть найдена только в онлайне. Именно среда Интернета является главной в поиске успешных способов приближения и подключения к этой аудитории. Ее важность также сложно переоценить, как и потенциал каналов Twitch и YouTube. С незрелым рынком эти аспекты могут быть либо недооценены, либо переоценены, что может значительно повлиять (как негативно, так и позитивно) на прибыльность». Макгиннесс указывает на то, что среди киберпотребителей вы найдете «огромную лояльность, групповое поведение и взаимодействие с одной конкретной видеофраншизой в производственно-сбытовой цепи», и поэтому возможности для внедрения беттинга в киберспорт могут быть скудными по сравнению с традиционным спортивным беттингом. Еще одним значительным различием между киберспортом и «традиционным рынком» является характер самих игр, в частности, их тенденция постоянно обновляться и переделываться под игорный бизнес. В то время как Майкл Дойл, главный сотрудник по маркетингу в PVP.ME, полагает, что «изменения в механике позволяют удерживать заинтересованность в играх и увеличивать продолжительность их "жизни", эти изменения также могут поспособствовать внедрению ставок в видеотурнирах». Это еще больше осложняется значительным количеством факторов, которые следует учитывать при формировании ставок на такие игры, как Dota II c более чем 500 переменными в игре, не говоря уже о компетенции самих групп. «Ежемесячные изменения правил и механики в игре оказывают значительное влияние на производительность и результаты. По сравнению с традиционными видами спорта, киберспорт является весьма динамичным и быстро развивающимся сектором, предназначенным для удовлетворения потребностей аудитории в том, что касается эмоций, развлечений и превосходного опыта в беттинге, – заявляет Марио Овчаров, директор по маркетингу в UltraPlay. – Команды должны шагать в одном темпе с современной средой. Команды, которые быстро адаптируются, будут иметь больше преимуществ и быть более успешными в игре. Вот почему очень трудно внедрить ставки на киберспорт, ведь для того чтобы игроки могли ставить деньги, им нужно следить за успехами всех киберкоманд». «Этот предмет имеет несколько более сложных значений, чем у традиционных видов спорта; попробуйте показать стрим Dota II киберновичкам, и они уйдут с пустым выражением лица, – добавляет Уотсон. – Это обусловлено большим количеством микроэкономических событий и мероприятий, происходящих каждую минуту. Данное явление имеет некоторый множительный эффект, когда речь идет об эффективном создании математических моделей и о работе с огромными количествами оперативных данных во время матча». Кроме того, киберспорт страдает от отсутствия нормативных положений, которые также влияют на рынок беттинга; потребителям не рекомендуется ставить на матчи, исход которых может быть установлен оператором, не соблюдающим каких-либо формальных нормативных стандартов. К счастью, многие страны добились огромных успехов в регулировании беттинга. «Ставки на киберспорт уже регулируются на территории большинства юрисдикций, включая Великобританию, и воспринимаются так же, как и на любой другой вид спорта, – объясняет Уотсон. – Действительно, в настоящее время почти 100 лицензированных букмекеров предлагают ставки на киберспорт в глобальном масштабе. Но существуют некоторые исключения из этого правила; например, Италия и Франция демонстрируют значительный прогресс, несмотря на то, что процесс регулирования в этих странах является еще более сложным». Более сложная ситуация наблюдается в ставках на скины и других неформальных механизмах пари. В течение нескольких последних недель Комиссия по азартным играм Великобритании заняла твердую позицию в отношении такой деятельности, заявив, что любому оператору азартных игр, занимающемуся этими псевдовалютами, потребуется лицензия. Эта тенденция, по всей вероятности, будет продолжаться и на некоторых более регулируемых рынках. Однако регулирование самих кибертурниров по-прежнему является огромной проблемой для данной отрасли, как объясняет Госай: «Необходимо создать официальный регулирующий орган для киберспорта, а также усовершенствовать стандарты состязаний в видеоиграх, в том числе порогового уровня ожидаемых и уже разрешенных. Одной из самых больших угроз для рынка является увеличение числа договоренных матчей, особенно если рынок азартных игр растет быстрее, чем профессиональная арена». Макгиннесс отмечает, что «операторам требуются точные данные, чтобы внедрить ставки на киберспорт». Таким образом, если регулирование не будет введено, то операторы могут отключаться от этого рынка из-за осложнений, связанных с прогнозированием нерегулируемых видов спорта. Это, в свою очередь, ограничит конкуренцию между операторами, что в конечном счете приведет к задержке или замедлению роста на рынке ставок. Несмотря на это, Овчаров предупреждает, что регулирующим органам необходимо будет рассмотреть вопрос о том, «как усовершенствовать и разнообразить турниры, а не ограничивать и инкапсулировать данный сегмент». С учетом того что рынок все еще находится на начальном этапе развития, мы можем лишь сделать вывод о том, что отраслевые игроки, которые лучше оснащены, победят в этой битве за киберспорт на рынке ставок. «Я верю в то, что маленький провайдер выиграет эту войну, – заявляет Макгиннесс. – Кибероператоры поставили игрока на первое место, создали сообщество вокруг него и видеоигр киберспорта. Киберспорт прямо зависит от публики и распространения по социальным каналам. Эта концепция чужда традиционным спортивным букмекерам, за исключением пиринговых компаний, таких как Betfair. Традиционный беттинг вместе со спортивными ставками не включает какого-либо взаимодействия с другими игроками, что является противоположным тому, к чему привыкли фанаты и игроки киберспорта в условиях нынешней цифровой экономики». Более того, Харкс соглашается с тем, что небольшие операторы киберспорта могут развивать более тесные отношения с потребителями, чем крупные акционерные фирмы, добавив, что «пользователи молодого поколения чувствуют себя более тесно связанными с новыми динамичными букмекерами. Их практически не волнует размер поставщика. У меня сложилось впечатление, что эти большие веб-сайты в основном имеют клиентов, которые уже используют основные предложения компании и которые также могут быть заинтересованы в киберспорте. Эти клиенты не имеют необходимости переключаться на другого поставщика. Крупные операторы, скорее всего, привлекают клиентов, которые делают ставки на многих рынках, чем просто на киберспорт». Дойл считает, что нацеливаясь на конкретную базу киберпользователей, потребуется значительное внимание, гибкость и инновационная деятельности в дальнейшем: «Будучи небольшой компанией, вы можете оперативнее изменить свои принципы работы с пользователями, а также данная целевая аудитория требует постоянного понимания текущих тенденций для предоставления того, что они ищут. Дело в том, что фанаты киберспорта постоянно ищут новые виды ставок. В настоящее время большие букмекеры просто выдвигают киберспорт в качестве дополнительной беттинг-отрасли, не принимая во внимание реальные потребности аудитории с такими интересами. Так как индустрия ставок на киберспорт на данный момент не перенасыщена, нет необходимости внедрять новшества в целях привлечения новой аудитории. Сегодня букмекеры не конкурируют друг с другом, они просто привлекают новых пользователей, предлагая ставки на киберспорт. Когда это изменится, инновационная деятельность станет главным предметом деятельности». Госай отмечает, что изменение характера тенденций и продуктов, связанных с последующими действиями, приведет к приходу более крупных операторов на рынок: «Мелкие компании быстро становятся специалистами в своем сегменте рынка, поскольку могут сосредоточиться на одном конкретном предложении и направлять всю свою энергию на разработку наилучшего способа его представления потребителям. В отличие от традиционного спортивного беттинга, разработчики игр экономически мотивированы на раздробление рынка, и поэтому операторы должны уметь быстро адаптироваться к таким кардинальным изменениям. Более крупные операторы не способны быстро приспосабливаться к лавирующим тенденциям на рынке так, как это делают мелкие профильные компании. Сами аудитории также сильно разделены между несколькими платформами и операторами. Эти условия являются вполне выполнимыми для компаний, способных быстро адаптироваться к изменениям на определенном рынке, то есть к стартапам в киберспорте». Вместе с тем другие считают, что гибкость, аутентичность и инновационность не всегда могут являть тот минимум, чтобы сохранить абсолютное господство в индустрии в дальнейшем. «Естественно, небольшие платформы обладают гораздо большей адаптивностью для создания более направленного на киберспорт продукта, но это происходит в ущерб признанного бренда и маркетинговой силы, – говорит Уотсон. – Однако, несомненно, существует здоровая конкуренция между обоими видами платформ, и в реальности на рынке всегда будет существовать пространство для процветания обоих». Госай предполагает, что крупные операторы более склонны к глобальному расширению рынка и поэтому занимают доминирующие позиции благодаря репутации, размеру и ресурсам. «По мере взросления и стабилизации индустрии специализирующиеся на киберспорте компании столкнутся с теми же проблемами, что и любой другой крупный оператор. Глобальный характер отрасли киберспорта потребует от операторов начать оперировать на большем количестве юрисдикций, что потребует от них соблюдения нормативных требований этих новых территорий. В таком случае будут преобладать более крупные операторы, поскольку они, по всей вероятности, располагают всеми ресурсами для соблюдения этих новых правил или создания инфраструктуры для соответствия таковым. Я не думаю, что ни один продукт или компания, сфокусированная на киберспорте, никогда не смогут конкурировать с более крупным оператором, который способен предлагать более разнообразные продукты. Так что вначале рынок ставок на киберспорт будет очень благоприятен для самостоятельного развития стартапов, но дальше, я предполагаю, что таким молодым компаниям потребуется сотрудничать с более крупными операторами для выхода на более широкую аудиторию». Несмотря на то, что эти крупные компании могут располагать ресурсами для расширения глобальных масштабов, для них, возможно, не будет экономически целесообразным пройти этот долгий, изнурительный и дорогостоящий процесс, когда у них есть возможность для партнерских отношений с компаниями, которые уже накопили богатый опыт в этом конкретном направлении в отрасли и уже создали фирменную марку и продукт, который потребитель любит. Операторы покрупнее могут найти более целесообразные возможности для партнерских отношений с компаниями помельче, которые не только имеют лояльную клиентскую базу, но и ознакомлены с радикальными изменениями на рынке и довольно хорошо реагируют и адаптируются в таких нестабильных условиях. Так что же несет будущее для ставок на киберспорт? Мнения по этому вопросу, разделились. Харкс считает, что киберспорт станет очень сильной нишей в общей индустрии ставок со своей собственной основной аудиторией для активного участия. При этом Овчаров утверждает, что киберспорт станет мейнстримом – будет доступен на мобильных устройствах, в этот сектор войдет больше технологий виртуальной реальности, больше спортивных клубов внедрят киберспорт, появится больше возможностей пройти программу обучения киберспорту. И это, безусловно, расширит и разработает всю экосистему и окажет значительное воздействие на рынок ставок. Мы также ожидаем огромных темпов роста в секторе киберспорта и увеличения количества фанатов по всему миру, большинство онлайновых игровых платформ будут интегрироваться в Интернет-каналы для обеспечения лучшего взаимодействия с их участниками. Это два совершенно разных видения для этого молодого и пока неустойчивого рынка. Тем не менее, Дойл заявляет, что будущее действительно выглядит «светлым» для киберспорта. «Мы все еще находимся на самом раннем этапе, но я бы сказал, что в течение пяти-десяти лет киберспорт будет составлять значительную часть рынка ставок, в силу того как он легко разрастается в цифровом пространстве во всех аспектах. Это будет ухабистая дорога для многих, поскольку игры будут постоянно меняться, а традиционные методы не будут работать, поэтому быстрая способность адаптироваться будет иметь ключевое значение при предложении продукта, который требует аудитория». Госай предполагает, что в конце концов «некоторые компании не будут иметь дело с киберспортом, а другие предприятия будут прокладывать свой путь к нему, поглощая уже существующие компании. Таким образом, небольшим компаниям будет более целесообразно сотрудничать с крупными операторами для расширения своих предложений в глобальном масштабе, используя их известность и потенциал. Мне особенно интересно узнать, какими будут последствия появления новых названий, и установится ли какое-то равновесие с точки зрения количества названий и жанров. В конечном счете, я представляю, как киберспорт и традиционные виды спорта будут взаимодействовать с точки зрения общего рыночного поведения». Согласно прогнозам Eilers Research, аудитория киберспорта достигнет 19,4 млн зрителей с ставками в сумме на $23,5 млрд до 2020 года. В ближайшие годы киберспорт станет горячей темой, поскольку всё больше операторов придет в данную сферу, всё больше специалистов индустрии будет изучать экосистему, а также будут разрабатываться новые способы взаимодействия с аудиторией. Единственное, что можно сказать наверняка – это то, что счастливый билет на успех в индустрии пока остается без владельца, но он действительно может принадлежать любому оператору, который желает испытать свои силы в данном сегменте.
15:54, 28 августа
Вовлеченные в законную индустрию азартных игр американские индейцы резко разошлись во мнениях по вопросу потенциальной легализации спортивных ставок, общенациональный рост которых может существенно повлиять на юридическую и нормативную концепцию официального азартного бизнеса коренных американцев, который оценивается в $31,2 млрд. Некоторые прибыльные племенные казино и те, которые стремятся расширить свои игорные предприятия за пределами индейских резерваций, нацелены на радужные перспективы законных спортивных ставок. Они, как сообщается, включают в себя большинство или все семь племен, являющихся членами Американской ассоциации азартных игр (AGA), которая является коммерческой группой по вопросам торговли и лоббирования. Но большинство из 244 племен, оперирующих 480 игорными заведениями в 29 штатах, выступает против или, по крайней мере, с осторожностью подходит к тому, каким образом повлияют спортивные ставки на регулирующие договорные акты между племенами и штатами или на договора, предусмотренные в Индейском законе об игорном бизнесе (IGRA). Исходные условия для племен и спортивных ставок Многие договорные акты предоставляют племенам общегосударственное или региональное исключительное право на оперирование казино, что обеспечивает приток поступлений для финансирования социальных услуг. Племена по меньшей мере в десяти штатах выплачивают часть своих доходов от азартного бизнеса на договорные положения об эксклюзивности. Эти соглашения также оказывают значительное влияние на политические отношения между в равной степени суверенными племенными и государственными органами. Эти отношения включают в себя доверенность на землю, юрисдикцию и другие вопросы, которые имеют более важное значение для племен, чем азартные игры. Предоставление племенам права предлагать спортивные ставки в соответствии с законом IGRA потребует от племен и штатов внесения поправок в договорные акты или проекты новых соглашений. Нынешние договорные акты не касаются спортивных ставок. В противном случае племена должны будут заниматься ставками на спорт в качестве коммерческого предприятия за рамками IGRA, подвергать себя государственным налогам и подрывающим их суверенитет законам. Верховный суд США рассматривает иск штата Нью-Джерси, который пытается обжаловать Закон о защите профессиональных и любительских спортивных соревнований (PASPA), который побудил более десяти штатов принять законодательство, допускающее спортивные ставки в случае отмены федерального запрета на них. Не все на одной волне Многие племенные вожди выразили свою обеспокоенность в связи с решением, принятым в июле Национальной индейской игровой ассоциацией (NIGA), вступить в коалицию с AGA, чтобы таким образом отменить федеральный запрет на спортивные ставки. Председатель NIGA Эрни Стивенс выступил с заявлением, в котором разъяснил, что NIGA присоединяется к Американской коалиции по вопросам спортивных ставок (ASBC) с целью наблюдения за торговой группой, а не для активной деятельности по отмене PASPA. «Главная задача NIGA заключается в обеспечении защиты интересов племен, в частности в предотвращении любых негативных последствий для существующих договоров и положений об их исключительности», – сказал Стивенс. Президент AGA Джефф Фримен заявил, что участие NIGA в коалиции, так или иначе, поможет отменить запрет на спортивные ставки. «Взаимодействие между племенами будет способствовать продвижению данной идеи, и после того как эта деятельность станет еще одним сегментом индустрии, мы сможем положить конец неудачному запрету на спортивные ставки и позволить нашей индустрии развиваться», – прокомментировал Фримен. Однако представитель AGA Стив Доти сказал, что группа попытается обеспечить, чтобы ставки на спорт не навредили правовому и нормативному статусу племенных казино. «Мы хотим сотрудничать с племенами, Эрни Стивенсом и NIGA, чтобы найти решение, которое будет работать для всех», – сказал Доти. Некоторые племена одобрили спортивные ставки Согласно данным за 2016-й год, предоставленным Национальной индейской комиссией по азартным играм после проведения аудита казино, – 84 из 484 племенных казино приносят 72,9% от общенационального выигрыша в азартных играх. Племена с прибыльным азартным бизнесом, такие как мохеганы и пекоты в Коннектикуте, племя семинолов в Флориде, криков в Алабаме и чероки в Оклахоме, – являются членами AGA и, как сообщается, позитивно воспринимают перспективы легализации спортивных ставок. Другие же племена в составе AGA – группа индейцев моронго из Калифорнии и потаватоми из Мичигана. Многие из этих племен стремятся расширить свои азартные продукты и услуги за территориями резерваций, поглощая коммерческие и племенные казино США, Карибского бассейна и за рубежом. Другими племенами, владеющими прибыльными казино и поддерживающими спортивные ставки, являются индейские общины Гила-Ривер и Солт-Ривер Пима-Марикопа в Аризоне. Источники говорят, что национальные меньшинства чикасо и чокто в Оклахоме также ожидают легализацию ставок на спорт. Национальная индейская ассоциация игр Калифорнии, состоящая из 31 племени, выступает против расширения официального гемблинга. Тем временем небольшие провинциальные казино, которые составляют основную часть азартной индустрии коренных американцев, не испытывают энтузиазма по поводу спортивных ставок, конкурирующих с их более маргинальными сферами деятельности. «Племена, одобряющие спортивные ставки, являются очень авторитетными, прогрессивными и политически подкованными», – сказала Валери Спайсер – партнер-учредитель Triology Group, фирмы по связям племен с государством. Конечно, есть несколько племен, которые вписываются в этот профиль, – это те, которые не занимаются ставками на спорт, и многие из них избираются для проведения диверсификации своих экономик, помимо азартных игр, гостиничного бизнеса и туризма. Чиновники наряду с игорными ассоциациями штатов Оклахома, Вашингтон и Миннесота заявили, что, по их мнению, их членам следует разрешить самостоятельно принимать решения. Эрни Стеббинс, исполнительный директор Индейской игорной ассоциации штата Вашингтон, состоящей из 25 племен, заявил, что его члены, вероятно, будут обсуждать сложные правовые и договорные вопросы на протяжении ближайших нескольких месяцев. «Это потребует нескольких заседаний, чтобы члены совета вошли в курс дела», – заявил он. Различие мнений в отрасли Вожди племен, регуляторы азартных игр и операторы индейских казино могут отличаться своими реакциями на потенциальные возможности после легализации спортивных ставок. Азартные игры для многих племен являются основным источником финансирования правительственных программ. Вожди племен будут выступать против потенциальной конкуренции со стороны государственного гемблинга, а также юридических и политических угроз потоку доходов казино. Лидеры племен также склонны выступать против любого расширения масштабов азартных игр, в которых племена должны подвергаться государственным правилам и налогообложению. IGRA разрешает племенам быть главными регуляторами азартных игр на землях индейцев. Племенные операторы казино могут также высказать свое мнение по данному поводу. Хотя спортивные ставки не являются главным источников крупных доходов в сфере казино, они – наряду с фэнтези-спортом и азартными играми онлайн – считаются инструментом, который в конечном итоге должен послужить поддержанию конкурентоспособности племен. Аккаунт-вэйджеринг, позволяющий пользователям делать ставки по телефону или через Интернет, будет иметь ключевое значение для любой активности в азартной сфере. Племена, действующие в качестве коммерческих предприятий, смогут предлагать услуги. Тем, кто работает в IGRA, необходимо будет противостоять правовой неопределенности в отношении принятия ставок извне резерваций. «Многое будет зависеть от того, будет ли это договорной акт под IGRA или коммерческое предприятие, налогооблагаемое государством», – сказал Норм Десросиер, консультант по вопросам регулирования и бывший комиссар NIGC. Договариваться или не договариваться «Предпочтительнее, если бы племена действовали в соответствии с государственной лицензией и оставили бы эти договорные акты в покое», – прокомментировал Джо Валандра, вождь племени и бывший исполнительный директор NIGC. Племена мохеганов и пекотов из Коннектикута, которые имеют государственную монополию на легальные азартные игры, поддерживают текущие законодательные попытки легализировать спортивные ставки. Однако переговоры не продвинулись вперед по вопросу о том, будут ли они продолжать оперировать как племенные организации или уже как коммерческие налогооблагаемые предприятия, регулируемые государством. «Хотя пекоты из общины Машантукет полностью поддерживают попытки по декриминализации и регулированию спортивных пари, преждевременно говорить о том, каким образом любое такое законодательство может повлиять на наши права в соответствии с IGRA и в гораздо меньшей степени на положения наших договоров», – сказала Лори Поттер, представитель Foxwoods Resort Casino. В штатах с индейскими казино договорные акты существенно различаются. Племена также действуют в различных нормативных и политических условиях. Многие из них участвуют в пересмотре договорных актов. Другие, такие как 11 племен из Миннесоты, имеют благоприятные условия, которые не позволят им охотно предоставлять соглашения для введения поправок. «Каждый штат имеет разные правила, – сказала Шейла Мораго, исполнительный директор Индейской ассоциации азартных игр в Оклахоме. – Каждый отдельный штат имеет очень уникальные племенные соглашения. Каждое из таковых имеет различные правовые положения, касающиеся определения исключительности. Не существует единого уникального для всех формата». Сложные дебаты в «золотом штате» Калифорния с населением в почти 40 млн человек считается потенциально наиболее прибыльным рынком спортивных ставок в целой стране. Этот штат также имеет крупнейшую и самую разнообразную игорную индустрию с племенными казино, игорными домами, тотализаторами гонок и благотворительными азартными играми, приносящими примерно $11 млрд валового дохода в год. Семьдесят пять калифорнийских племен располагают договорными актами, которые в соответствии с поправкой к Конституции (предложение 1А), одобренной 63% избирателей, дают им исключительную возможность управлять азартными играми казино, определенными в соглашениях как игровые автоматы, а также играми с вложениями и процентами. Член местного законодательного органа Адам Грей в июле внес на рассмотрение конституционную поправку, разрешающую ставки на спорт. Эта поправка, которая потребовала бы двух третей голосов от законодательного органа штата и публичного референдума, была бы принята в случае изменения федерального законодательства, с тем чтобы разрешить азартные игры на спорт. Законные ставки будут эксплуатироваться не только племенами, но и покер-румами и индустрией скачек. Исключительная формулировка договоров и предложения 1A не включает в себя спортивные ставки. Но адвокаты утверждают, что любое расширение азартных игр является нарушением исключительности и подпадает под судебное дело. «Некоторые племена, возможно, прекратят разделение доходов с государством», – сказал один из племенных адвокатов, который предпочел оставить свое имя анонимным. Калифорния в урегулировании спора с племенами отказалась от одиннадцатой поправки к защите от племенных исков, утверждающих, что переговоры по Договору являются недобросовестными. Федеральный закон о распределении доходов без существенной выгоды для племен является незаконным налогом, нарушающим положения IGRA, позиция которого была утверждена Девятым окружным апелляционным судом в деле Ринкона против Шварценеггера (2010). Штат упомянул об исключительном праве племенных казино распределять доходы в соответствии с договорными актами, утвержденными бывшими губернаторами Джерри Брауном и Арнольдом Шварценеггером. Все, кроме одного, 20 соглашений, заключенные с более прибыльными племенами Калифорнии, были «признаны» Министерством внутренних дел США, но не предусмотрены в соглашениях положениями о распределении доходов. Это может привести к правовому кошмару для государства и обоих племен, стремящихся организовать спортивные ставки, а также тех, кто надеется выйти из соглашений о разделении поступлений. Примерно половина из 60 племен, которые согласились вступить в соглашения в 1999 году, находятся в стадии переговоров о возобновлении таковых. Спортивные ставки поменяют характер этих переговоров и, возможно, откроют путь для введения поправок к сделкам, подписанным Брауном и Шварценеггером.
14:40, 22 августа
Соглашение по введению общей ликвидности для онлайн-покера было подписано между регулирующими органами Италии, Франции, Испании и Португалии. На сегодняшний день все утверждают, что это позитивный момент. Действительно ли это так? Основными преимуществами новой общей ликвидности для игроков и операторов являются: Конкурентное экономическое преимущество для операторов, таких как PokerStars, I-poker, а также bwin и Digital Gaming, работающих на международном уровне. Эти компании сразу же смогут задействовать общие совместные средства (помните, что PokerStars всегда был нацелен на глобальное оперирование), и они, несомненно, являются основным бенефициаром этого нового порядка, который присутствует на четырех эталонных рынках, явно за счет операторов, таких как Lottomatica и Microgame, оперирующих только на итальянском рынке. Восстановление популярности и ниш рынка среди игроков, которые перестали играть, и тех, кто мигрировал на нелегальные платформы «poker.com». Наличие большего количества игроков за столами поспособствует повторному запуску игр на реальные деньги. Гарантированные турниры, предлагаемые основными игровыми сетями, могли бы увеличить все призовые пулы и, следовательно, количество игроков. Увеличение числа игроков и объема азартных игр создадут условия для возобновления инвестирования со стороны операторов, которые в последнее время резко сократили объемы рекламы. Есть ли какие-либо негативные факторы? Первым и наиболее очевидным является наказание местных операторов за счет глобальных операторов, но есть еще один аспект, который не был подчеркнут. Одной из культурно-исторических тем покера – как наземного, так и онлайн – всегда были суть и состояние так называемой «экосистемы». Является ли смешанный состав игроков сбалансированным и положительным, не позволяющим системе взорваться? Так называемые «акулы» уничтожили бы всех среднестатистических и курортных игроков, выводивших деньги из системы, а не хранивших их в «экосистеме». Обеспечит ли появление европейской общей ликвидности «здоровую» экосистему? Скорее всего, нет. В отличие от итальянского покериста, среднестатистический французский игрок обладает более высоким уровнем игры по трем основным аспектам: агрессивность, техника и возможности для расходования средств (привычка к более высоким бай-инам и надлежащим банкроллам). Европейская игровая сеть будет иметь сильный дисбаланс в пользу Франции, который в короткие сроки приведет к истощению экономики других стран. Можно привести в пример объективные показатели на примере сравнения только Италии и Франции, поскольку эти страны выделяются весьма схожими реалиями, а Испания и Португалия характеризуются меньшими количеством населения и экономическими показателями и, следовательно, эти страны не могут объективно сопоставляться. Экономические и демографические показатели: Население: Франция – 66 млн, Италия – 60 млн жителей. Продолжительность жизни: Франция – 82 года, Италия – 84 года. ВВП на душу населения: Франция – $35 тыс., Италия – $35 тыс. ISU: Франция – 0,884, Италия – 0,872. Индекс БигМака: Франция – €4,29, Италия – €4,40. С точки зрения покера, эти две страны имели разные истории. Итальянский рынок возник в 2007 году, французский – в 2010-м. Два разных по значению налога, из которых наиболее высоким является налог для французских операторов, что ограничивает их присутствие на французском рынке. Здесь используется пример турниров World Series of Poker, которые проводились ежегодно в июне и июле в Лас-Вегасе, как будто бы они обладали индексом БигМака, т. е. предположение, что переход игрока в WSOP является весьма амбициозным желанием, а также считается моментом начала карьерного роста и зрелого опыта в покере. Таким образом, присутствие игроков и их достижения можно считать относительной сильной стороной для страны их происхождения. В ходе недавних дебатов между наиболее известными игроками по вопросу о том, что можно было бы считать показателем успеха и силы в мире покера среди числа ставок и побед, общее мнение заключилось в том, что единственным индексом является баланс между потраченными и выигранными средствами. Итак, мы проанализируем наличие игроков из Италии и Франции в WSOP, обращая внимание на флаги в отдельных турнирах и частоту их проведения. Франция, несомненно, является более сильной в покере нацией, и поэтому французские игроки будут преобладать над итальянцами, откачивая деньги из Италии. Фактически, на турнире WSOP Франция всегда выступала лучше, чем Италия. По браслетам, выигранным деньгам и количеству ставок мы видим, что Франция всегда опережает Италию (принимая во внимание тот факт, что рынок покера сначала открылся в Италии, а затем через несколько лет во Франции, и что в залах для игры в покер были организованы конкретные турниры с участием в WSOP в качестве приза, показатели являются еще более значительными). С более конкретным взглядом на 2017 год, эта цифра еще более ясна: финальная таблица основного события на турнире WSOP состоит из двух французских игроков и среди них ни одного итальянского. Последний итальянец выбыл из турнира на шестой день, тогда как все четыре французских игрока продолжали играть. Во всех турнирах WSOP 2017 года мы имели следующую ситуацию: 96 призовых мест Италии против 262 Франции; 6 турниров, в которых было больше итальянцев с призовыми местами, по сравнению с 44 призовыми местами французов, в женских турнирах – три француженки против одной итальянки. в высших наградных турнирах 6-го турнира в High Roller – 2-е место занял Бертран Гроспеллиер с 2,27 млн, 3-е место – Дарио Саммартино с 1,60 млн; 9-й турнир в Omaha HILO, 4-е место – Фабрисе Саулиер с 118 тыс., 15-е место – Макс Фишерман с 19,7 тыс.; финальная таблица главного турнира – 2 француза и ни одного итальянца. Суммируя выигрыши представителей каждой нации, мы наблюдаем, что французские игроки по-прежнему выигрывают более $3 млн, а итальянцы, если не считать выигрыш Саммартино, – только $750 тыс. В общем, ситуация явно несбалансированная в пользу Франции и высока вероятность, что французские игроки будут играть доминирующую роль в системе общей ликвидности и, следовательно, постоянно выигрывать у итальянских игроков.
12:24, 17 августа
Реклама любого рода азартных игр в Интернете – задание не из легких. Google вынуждает онлайн-казино и сайты с азартными играми пройти множество испытаний, чтобы они соответствовали требованиям поисковика и вышли в топ списков по определенным запросам. Это заставляет некоторых игорных интернет-операторов использовать оптимизацию поисковых систем (SEO) для управления целевым трафиком, пользователями и игроками. Конечно, проще сказать, чем сделать, но это осуществимо. В 2014 году в Adficient обратилась давно работающая компания, специализирующаяся на онлайн-бинго и слотах, которая за последнее время утратила свои поисковые рейтинги. Она хотела вернуться в топы Google, наладить SEO, чтобы хотя бы отвоевать былую долю своего рынка. Откровенно говоря, поисковая оптимизация на этом сайте была в полном беспорядке. Потребовалось много времени, ресурсов и, конечно, кофе, чтобы устранить основные проблемы. Как только поисковая работа на сайте была налажена, стало возможным его глубже оптимизировать и лучше представить поисковым системам, что сделало этот ресурс конкурентоспособным и выигрышным на фоне других. Мы хотим поделиться некоторыми разработанными Adficient вещами, чтобы вы могли оценить, нужны ли SEO-поправки вашему игорному сайту. Сформируйте ссылочный профиль Самая важная вещь, которую мы сделали сначала, – это очистили ссылочный профиль нашего клиента. Каждый сайт, который ссылается на ваш ресурс, создает нечто, называемое обратной ссылкой (бек-линк). Поисковые системы используют обратные ссылки для определения популярности сайта, но они также смотрят на качество этих других ресурсов для определения значения бек-линка. Если сайты, связанные с вашим, являются веб-узлами низкого качества или рассматриваются в качестве спама поисковыми системами, то такой бек-линк принесет больше вреда, чем пользы. *Обратите внимание, что, согласно Google, вы не должны беспокоиться о «плохих ссылках», указывающих на ваш сайт, – разве что они построены неестественным путем, пытаясь угадать алгоритм сортировки. Это сработает в большинстве случаев, особенно если у вас есть солидный профиль хороших естественных бек-линков. Наличие нескольких плохих ссылок не принесет вам особого вреда. Но если у вас имеются ссылки исключительно низкого качества, подумайте еще раз. Чтобы начать работу над этой проблемой, необходимо сформировать список обратных ссылок на ваш сайт. Такие инструменты, как Majestic и AHREFS, могут добыть для вас эту информацию и предоставить отчеты о качестве ссылающихся сайтов. Мы также вели аналогичные отчеты о конкурентах нашего клиента, чтобы увидеть, откуда ведут их ссылки. Рейтинг – это больше, чем просто уровень восприятия вашего сайта поисковыми системами. Необходимо также выглядеть лучше, чем конкуренты, с которыми вы столкнулись по тем же ключевым словам. При необходимости используйте сервис Google Disavow Формирование списка ссылок вроде этого – все равно что разворошить осиное гнездо. Можно ждать сюрпризов. Если вы обнаружите, что у вас много отрицательных обратных ссылок, необходимо купить эти сайты, чтобы устранить связи с ними. Если это невозможно, вы можете задать в Google, чтобы он игнорировал такие бек-линки, с помощью инструмента Google Disavow. Этот сервис является мощным инструментом, но с некоторыми недостатками. Во-первых, у Google это может занять несколько недель, поскольку ему нужно снова пройти через ваш сайт и заметить, что вы отменили некоторые обратные ссылки. Во-вторых, такая отмена может навредить вашим результатам. Этот процесс очень похож на снос старого здания перед возведением нового - какое-то время на вашем сайте будет бардак. Но, затевая это, можно добиться лучших результатов, чем при добавлении большего количества неудачных ссылок на плохо работающий сайт. Использование инструмента для бек-линков в первую очередь помогает вам раскрыть наиболее вредные для вас сайты. Проверьте поисковую оптимизацию на странице После отклонения плохих ссылок следующим шагом будет проверка поисковой оптимизации на странице. Она состоит из двух этапов. Первый заключается в обеспечении того, чтобы код веб-узла был легко читаемым и содержал нужную информацию. Многие из бесплатных средств на MOZ.com помогут проанализировать ваш сайт на данном этапе. Для большинства веб-ресурсов эти исправления довольно просты с точки зрения квалифицированного веб-мастера или SEO-специалиста. Вторая часть более сложная. Дизайн сайта должен быть простым в навигации и удерживать посетителей на ресурсе. Некоторые факторы поисковой оптимизации Google связаны с поведением клиентов. Если они заходят на сайт и быстро его покидают, Google предполагает, что ваш ресурс неинтересен. Если сайты конкурента более интересны (что измеряется большим временем пребывания), они получат преимущество. Посетителям должна быть предоставлена возможность легко находить нужную им информацию и задерживаться на сайте, чтобы прочитать ее. Хорошая SEO-компания сможет посоветовать вам, как усовершенствовать дизайн сайта, чтобы улучшить впечатления посетителя. Перестройте ссылочную массу Перестройка вашего бек-линк-профиля после всего этого – самая сложная часть. Этот процесс может быть ускорен, если доверить его авторитетной SEO-команде. Заслуживающие доверия компании используют такие стратегии, как публикация обзоров на других сайтах и создание контента для формирования ссылочной массы. Это медленный процесс не только из-за построения ссылок, но и потому, что поисковым системам требуется время, чтобы заметить изменения. Только крошечный процент новых сайтов выйдет на первую страницу Google в течение года после их создания. Большинству из них по три года, а то и больше. Сам процесс можно ускорить, обратившись к конкурентам с успешными списками обратных ссылок и выяснив, как они их получили. Возможно, была опубликована статья о них на определенном сайте или их название упоминается в популярном блоге – ответы могут быть самыми разными и весьма удивительными для вас. Следует понимать, что конечная цель при перестройке ссылочной массы заключается в создании лучшего профиля, чем у конкурентов. Сайт клиента Adficient потребовал непрерывной работы на протяжении почти двух лет, прежде чем мы увидели значительные результаты. Частично это было обусловлено тем, сколько ссылок пришлось отклонить. Но как только процесс достиг переломного момента, сайт резко поднялся. Первое, что заметили в Adficient, – это то, что многие из конкурентов их клиента также располагали ужасным ссылочным профилем. Вот почему компания потратила так много времени на отклонение обратных ссылок. Затем SEO-специалисты увидели, какие из их неудачных связей предназначались для того, чтобы получить похожие или лучшие результаты. Оптимизация поисковых систем – это медленный, но вполне реальный процесс. Толковый SEO-специалист сделает ваш сайт привлекательным не только для поисковых систем, но и для ваших клиентов. Если посетители видят ваш ресурс на первых местах выдачи поиска, то будет больше вероятности, что в один прекрасный день сайт начнет окупаться и привлекать все больше игроков.
12:03, 11 августа
В современном игорном мире существует огромное количество ограничений, сложностей и проблем: несправедливые правила, небольшой выигрыш, устаревшие нормы, влияние организаторов на процесс игры. Cash Poker Pro стремится изменить сложившуюся ситуацию благодаря введению в игорную индустрию децентрализованной платформы на базе технологии Blockchain. Команда проекта уверена, что так можно создать равноправные, честные, комфортные и гибкие условия для игроков. Будущее – за Blockchain В современных онлайн-казино и покер-румах используется централизованный генератор случайных чисел (ГСЧ), подверженный внешнему воздействию: владелец онлайн-ресурса может оказать влияние на процесс и результат игры, имея доступ к серверу и программному коду. Такая система вызывает у пользователей недоверие – часто они говорят о «подкрученности» системы или «кровавых раздачах» в карточных играх. Децентрализованная система и технология Blockchain решают эту проблему. Благодаря этой технологии Cash Poker Pro сможет создать децентрализованный онлайн покер-рум, которому смогут доверять пользователи. Кроме того, Cash Poker Pro хочет улучшить впечатления пользователей от самого процесса игры, добавив оперативный ввод и вывод средств. Есть ли опыт у Cash Poker Pro? Команда проекта работает в игорной и развлекательной индустрии более 10 лет и создала ряд успешных игорных продуктов для онлайн- и офлайн-оперирования: электронные покерные столы Cash Poker Pro, программное обеспечение Rush Bingo для электронно-механических пневморулеток с возможностью онлайн-ставок, онлайн-казино Golden Dragon, игровые лотерейные и бинго-терминалы и др. Особенность проекта «Мы понимаем, что совершить революцию в онлайн-гемблинге сложно. Необходимо найти нишу, в которой наши преимущества будут максимально востребованы и эффективны. Внимательно проанализировав историю развития азартных онлайн-игр и распределения сфер «влияния» именитых производителей, мы нашли незанятую нишу – мессенджеры», - рассказали в Cash Poker Pro. Первоочередной задачей проекта является вывод на онлайн-рынок покер-рума, ориентированного на мессенджеры (WhatsApp, Telegram, Facebook). В июне 2017 года Telegram анонсировал начало работы собственной платежной системы. Это позволит стартапам подобно Cash Poker Pro найти свою нишу и клиентов, которых более 100 млн человек.
17:12, 7 августа
Из-за перенасыщения европейских беттинговых и игорных рынков с завышенными отраслевыми ценами США может предоставить многообещающие возможности для компаний из Европы, поскольку американские азартные гиганты пересматривают свои предложения для клиентов. Spectrum Gaming совместно с Gaming Economics оценивает текущую динамику рынка, проблемы и возможности заинтересованных сторон. Зарубежные онлайн-операторы и поставщики, которые надеются применить свой опыт, бренды и прочие активы на потенциально расширяющемся рынке США, должны иметь в виду определенные реальности. Онлайн-игры – как показывает опыт Нью-Джерси – могут послужить эффективным инструментом маркетинга для привлечения новых игроков и мотивировать их посещать наземные казино, где они будут играть в азартные игры, а также тратить деньги на неигровые зоны, такие как рестораны, отели и развлекательные комплексы. И поскольку такие игроки могут получить вознаграждения, которые могут быть использованы в традиционном казино, они будут более активно играть онлайн с такими операторами, нежели с другими. Эта схема объясняет необходимость программ лояльности, которые в настоящее время существуют в любой отрасли: лояльность вознаграждается, а награды поощряют преданность. Другая реальность, касающаяся игр в Соединенных Штатах, заключается в том, что лицензия на азартные игры считается привилегией, а не правом, и эта привилегия ограничивается признанными на федеральном уровне группами и коммерческими операторами, которые заслужили ее и продемонстрировали, что они обладают необходимой добросовестностью. Прерогатива быть игорным оператором в Соединенных Штатах часто сопровождается определенным уровнем географической исключительности. Штаты ограничивают либо количество лицензий, либо потенциальные места расположения казино или и то, и другое вместе. Такая реальность может быть формой мягкого протекционизма. Частные предприятия, начиная от Walmart до продуктовых магазинов и химчисток, могут располагать свои точки сбыта везде, где позволяют законы о зонировании. Игорные операторы не имеют такой свободы, за исключением мест, специально определенных законодательством. В обмен на такие ограничения игорным операторам предоставляются поощрения – а иногда и требования – вкладывать значительные средства в свои объекты. Расширяются возможности защиты капитала по доступным ценам благодаря таким средствам защиты, в результате чего выигрывают все: штаты получают занятость и налоговые поступления, в то время как операторы обретают определенный уровень уверенности в том, что их планируемые доходы могут быть реализованы с ограниченным риском будущей конкуренции. Конечно, не все выходят победителями. Заявители, которым было отказано в лицензиях или которые проиграли на конкурсных торгах, не являются победителями. Даже победившие кандидаты иногда сталкиваются с такими негативными сюрпризами, как большее количество лицензий, выдаваемых в их штате, или новый конкурент, возникающий через государственные каналы, или через авторизацию независимых маршрутов для сбыта игр. Это приводит к еще одной реальности; политика никогда не бывает красивой, а игорная политика особенно беспорядочна. Тем не менее, риски могут быть вознаграждены, зачастую очень щедро, теми, кто понимает проблемы и принимает ограничения. Это относится к наземным операторам в Соединенных Штатах, но в равной степени применимо к интернет-операторам из других стран, которые ищут пути выхода на рынок США, разрабатывая бизнес-модели, которые адаптируются к реальностям и используют основные ресурсы. Как можно структурировать игры в Интернете в любом отдельном штате или регионе для оптимизации общественного блага, чтобы максимально повысить общее воздействие на такие в основном универсальные цели, как занятость, капиталовложения, туризм и налоговые поступления? Самое простое решение заключается в том, чтобы просто ограничить онлайн-возможности для наземных операторов, но это не единственный вариант. Европейские операторы могут войти на рынок, предлагая услуги в качестве поставщиков White Label, обеспечивая независимые лицензии, приобретая или нацеливаясь на конкретные сегменты, в которых их опыт или торговые марки создадут значительные преграды для возможных конкурентов. Стратегический партнер Spectrum Kи Ричардсон, – основатель и исполнительный директор Gaming Economics в Великобритании, – пристально наблюдает за тем, как юридические и политические элементы этой головоломки стают на свои места. Он ссылается на William Hill как компанию, которая может служить в качестве эффективной модели для зарубежных операторов, стремящихся занять место на расширяющемся рынке США, особенно в спортивном беттинге. William Hill вложила примерно $50 млн в конце 2011 года, чтобы приобрести три спортивных букмекера, базирующихся в Неваде (American Wagering, Brandywine и Cal Neva Sportsbook теперь ребрендированы под William Hill)), в рамках своей стратегии по «созданию и обучению» («establish-and-learn»). Вскоре после этого поглощения The Guardian отметила: «Поглощение, как ожидается, не скажется на рентабельности William Hill, поскольку сделки сравнительно малы. Вместе с тем они считаются стратегически важными, поскольку наличие лицензии на оперирование в США может стать прибыльным активом, если только недавние нормативные меры в конечном итоге не закроют американский рынок азартных игр». Ричардсон рассматривает инвестиции William Hill в качестве важного плацдарма, который выводит организацию на лидирующие позиции, с целью захватить долю на рынке, который должен значительно расшириться. Отмечается, что большинство крупных спортивных букмекеров(Ladbrokes-Coral, PaddyPower Betfair, William Hill, Unibet, GVC) завоевали большую часть своих онлайн-поступлений и прибыли на ультра-конкурентоспособном европейском рынке, состоящего из как «белых», так и «серых» доходов. В настоящее время европейский рынок сталкивается с рядом структурных проблем. В их числе: Более низкие относительные темпы роста рынка, поскольку в ближайшие пять лет темпы роста, по всей вероятности, будут снижены. Ожидается, что расходы на маркетинг, соблюдение норм и количество персонала будут увеличиваться. Налоги и сборы, вероятно, будут расти, поскольку регулирующие центры, такие как Гибралтар и Мальта, а также Соединенное Королевство, постоянно вносят поправки в налоговые режимы. Проблемы регулирования будут расти по количеству и сложности. Например, Комиссия по азартным играм Соединенного Королевства (UK Gambling Commission) и Управление по вопросам конкуренции и рынков (Competition & Markets Authority) в настоящее время ведут расследование по целому ряду вопросов, включая методы защиты потребителей и связанные с этим проблемы. Ричардсон также отмечает, что предыдущие усилия по расширению границ оказались весьма неоднозначными, поскольку некоторые британские компании сочли, например, менее желательными результаты деятельности по расширению в Австралии. Тем не менее, Spectrum и Ричардсон предполагают, что потенциальные возможности, открывающиеся в результате расширения рынка в США, слишком велики, чтобы их игнорировали компании, стремящимися к значительному росту в течение следующих 5-10 лет.
17:05, 2 августа
Решение вьетнамского правительства о реализации трехлетней экспериментальной программы по азартным играм – словно бальзам на душу для местных жителей. Но будет ли достаточно этого шага для того, чтобы устранить повсеместную теневую деятельность? Еще год назад азиатские игорные ландшафты представлялись весьма неутешительными. Макао переживал второй год стабильного спада – даже после того, как Melco Crown Galaxy Entertainment инвестировала $5 млрд в новые курорты. А тем временем Южная Корея получила больше лицензий, чем отвечающие всем требованиям претенденты. На тот момент интересных возможностей в регионе было настолько мало, что азиатские компании начали рассматривать Европу как альтернативную арену для деятельности. Во Вьетнаме дела обстояли не намного лучше: местному населению было запрещено играть в азартные игры в любой форме, кроме государственной лотереи, а в стране было всего несколько казино, предназначенных только для иностранцев. Однако этот закон повсеместно игнорируется местными жителями, особенно в том, что касается крупных спортивных мероприятий. Каждый, кто нарушит закон, может быть наказан существенным штрафом и тюремным заключением. Однако из-за этих чрезмерно жестких ограничений во Вьетнаме существует множество форм нелегальных азартных игр. Как и в соседних странах, международные и региональные беттинг-сайты находятся в свободном доступе, а местные власти никак не пытаются блокировать их. В начале этого года вьетнамское правительство приступило к плану подъема экономики за счет черного рынка. Теперь в безумно азартном Вьетнаме бетторы могут наконец-то ставить на международные футбольные матчи, а также на скачки и собачьи бега при условии, что они достигли 21 года. В новом законодательстве говорится, что «матчи и турниры по футболу, на которые можно делать международные ставки, должны быть отмечены ФИФА», а лицензии на предоставление таких услуг смогут получить только уполномоченные предприятия. Однако бетторы смогут делать ставки на сумму максимум в 1 млн вьетнамских донгов ($44) за один матч. Кроме того, ставки ограничены для утвержденных государством букмекеров, которым запрещено открывать свои заведения на расстоянии ближе 500 метров от школы или детской площадки. Тем не менее, страна лишь пробует свои силы в данной сфере. Это временная отмена запрета – правительство задействует испытательную программу лишь на три года. Такой осторожный подход является предварительным шагом в правильном направлении для государства, которое когда-то считало азартные игры одним из трех «социальных зол» наряду с наркотиками и проституцией. Шаг, направленный на то, чтобы ослабить строгий запрет ставок и казино, был сделан после многих лет обсуждения вопроса о том, следует ли легализовать азартные игры и позволить правительству получать миллионы в виде потенциальных налоговых поступлений. Правительство уже давно начало переоценивать игорный бизнес. Несколько лет назад были волнения по поводу запрета на посещение казино во Вьетнаме и, как следствие, выведения денег из экономики страны вьетнамцами, которые ездят играть за границу. Каждый год вьетнамские гемблеры вывозят заграницу – в Гонконг, Камбоджу и Сингапур – сотни миллионов долларов, а некоторые эксперты оценивают отток в $1 млрд. Трехлетняя экспериментальная программа позволит вьетнамцам играть в двух казино – на островах Ван Дон и Фу-Квок; также планируется открыть третий разрешенный игорный клуб на пляже Хо Трам. Другие казино и игровые салоны по-прежнему будут доступны только обладателям иностранных паспортов. К 2020 году прогнозируемое число туристов, посещающих Ван Дон, составит приблизительно 1,7 млн, в том числе 900 тыс. иностранных посетителей. Аналогично правилам, которые регулируют азартные игры в Сингапуре, вьетнамские жители должны платить за вход в казино – около 1 млн вьетнамских донгов за день или 25 млн донгов в месяц. При среднем месячном доходе в размере 4 млн донгов, этот сбор, как ожидается, будет служить препятствием для многих обычных вьетнамцев. Обсуждая новое законодательство, партнер Global Market Advisors LLC Head Asia Operations Шон Маккамли, заявил: «С учетом отдаленности мест, отобранных для этого дела, обе локации будут сталкиваться со значительными трудностями с точки зрения операционной деятельности и получения дохода и не будут, по моему мнению, иметь какое-либо реальное воздействие на этот процесс». Все еще обсуждается вопрос о том, будут ли эти два отдаленных казино действительно иметь огромное экономическое воздействие на город. Кроме того, интересно отметить, что экспериментальная программа правительства окажет влияние на любую соседнюю страну. Бавет является домом для одного из центральных казино и азартных клубов Камбоджи и пользуется огромной популярностью у вьетнамцев. Местные назвали этот камбоджийский пограничный городок «городом-казино»; но удача от этой популярной точки, возможно, просто сбежала. Недавно заместитель директора департамента финансовой промышленности Министерства экономики и финансов Рос Фирун заявил, что в Азии новое законодательство «окажет определенное влияние на нас. Наша нынешняя политика в отношении казино сосредоточена на развитии сельских районов. Конечно, легализация азартных игр для граждан Вьетнама означает отток наших теперешних посетителей». В противовес этому, Маккамли утверждает, что никакого такого влияния не предвидится. Вьетнамцы, которые в настоящее время играют в Пномпене, считаются местными, поскольку они живут и работают в Камбодже. Очень немногие вьетнамцы специально путешествуют, чтобы просто поиграть в Naga, поэтому разрешение местным жителям играть в отобранных по пилотной программе казино не будет иметь никакого эффекта. Рейтинги пограничных казино, которые привлекают игроков из Вьетнама, очень низки. Эта целевая группа будет продолжать играть в таких местах, как Бавет, потому что им нравится стиль игры в местных казино». Бен Ли, управляющий партнер в IGamiX Management & Consulting Ltd, соглашается с точкой зрения Маккамли о том, что эксперимент особо не повлияет на Камбоджу. Однако он утверждает: «Юрисдикции, которые могут попасть под влияние, хотя очень и очень незначительное, – это Сингапур и Макао, куда отправляются играть очень богатые вьетнамцы. Им больше не придется дожидаться получения визы в Макао или пытаться выделить средства, которые будут перечисляться или перевозиться в Сингапур, поскольку они будут иметь возможность играть внутри страны». Хотя испытательный период правительства позволяет вьетнамским гражданам играть в азартные игры в двух отведенных казино, миллиардер Тринх Ван Куйет присоединился к растущему числу иностранных и местных инвесторов, стремящихся вложить деньги во Вьетнам с тем, чтобы позволить местным жителям в первый раз бросить кости в казино. Компания FLC Faros Van Don, подразделение FLC Group, созданное совместно с Ван Куйетом, получила разрешение от правительства северной провинции Кванг Нинь на инвестирование в казино-курорт примерно $2 млрд. Застройка на территории боле 4 га будет включать пятизвездочный отель, конференц-центр и гольф-клуб в специальной зоне Ван Дон на островах Нгок Вунг и Ван Кань. Хотя компания заявила о своих надеждах на то, что комплекс привлечет большое количество туристов, он доступен только для местных игроков. Las Vegas Sands Corporation – наиболее заметный и активный разработчик, который сохраняет интерес к реализации нового комплексного казино-курорта во Вьетнаме. «Наше стремление инвестировать и развивать комплексный курорт в Хошимине и/или Ханое остается неизменным, – заявил в своем интервью для Vietnam Economic Times Джордж Танасиевич, управляющий директор по глобальному развитию в Las Vegas Sands Corporation и главный исполнительный директор и президент Marina Bay Sands. – Мы рассматриваем Вьетнам как рынок, который имеет огромное преимущество для делового и рекреационного туризма, и считаем, что наши совещания, инициативы, распоряжения и бизнес-модель, ориентированная на выставочный бизнес, были бы весьма успешными, если бы они происходили в правильном месте». Хотя компания также владеет собственностью в Макао и Сингапуре, Танасиевич утверждает: «Мы планируем разработать аналогичную бизнес-модель, но с особенностями и программами, адаптированными под Вьетнам, если нам будет предоставлена такая возможность». С учетом интереса со стороны местных и иностранных инвесторов, возникло много вопросов, почему Вьетнам не рассматривал легализацию азартных игр ранее. Очевидно, что экономические стимулы существуют, однако даже экспериментальная программа весьма ограничена по своему охвату. Ли объясняет, что Вьетнам «может упустить какую-то возможность для удержания местных доходов и привлечения новых иностранных компаний; тем не менее, необходимо признать потенциальную опасность, выпуская такого джина из бутылки. Нерешительность правительства проявляется в выборе локаций этих двух казино – в двух наиболее отдаленных районах страны. Маккамли добавляет, что Вьетнам имел бы «огромный потенциальный рынок, если бы азартные игры были законными в Сайгоне, но не в установленных программой местах». Он утверждает, что из-за того, что для страны исторически характерно смешанное мнение по поводу азартных игр, «правительство выбрало отдаленные слаборазвитые места для экспериментального проекта. Оно также надеется привлечь иностранные инвестиции в эти и другие отдаленные районы в надежде на то, что приходящие инвесторы сделают вложения в крайне необходимую инфраструктуру, такую как дороги, водные ресурсы и электроэнергию». Ли заявляет: «Они заботятся о том, чтобы их будущая модель привлекала развитие в правильных географических районах и одновременно учитывала социальные проблемы. Гемблинг в Азии должен тщательно продумываться и рассматриваться через местные культурные призмы». Хотя игорная обстановка в стране все еще находится в периоде начального становления, процесс движется в верном направлении. Для нации, которая долго воспринимала азартные игры как «социальное зло», можно сказать, что это действительно прогресс. Тем не менее, Маккамли считает, что ничего не меняется за один день: «Это будет медленный процесс, поскольку казино-бизнес не пользуется популярностью среди правительственных ведомств». Несмотря на то, что Вьетнаму еще далеко до статуса прогрессивной индустрии, Маккамли предлагает «наблюдать за этим пространством, ведь процесс уже запущен, но пока что плохо финансируется».
Наши партнеры