Подпишитесь на новости

Игорный бизнес и геополитика, или Кто кому Рабинович?

Автор: Инна Мадруга
25 февраля 2020, 10:00
1806
Голосов: 1

Ни одно государство в современном мире, за исключением, пожалуй, Северной Кореи, не может себе позволить всецелую сепарированность. Нисколько не подрывая суверенитета или, напротив, сводя его нет, политика одних государств влияет на решения, принимаемые в других. О том, каким образом геополитическая расстановка влияет на развитие игорного бизнеса, читайте в материале Login Casino.

Игорный бизнес и геополитика, или Кто кому Рабинович?

Обращаем внимание на то, что целью данной статьи не является выяснение особенностей геополитического баланса в мире, навязывания мнения о том, кого на мировой арене стоит считать «игроками», а кого лишь «геополитическим полем», а также анализ научных теорий на заданную тему.

Сойдемся на том, что термин «геополитика» употреблен в данной статье не в своем широком смысле, а, скорее, в бытовом, таком, каким его воспринимает среднестатистический, не посвященный в перипетии мировой политики гражданин.

Именно в таком понимании геополитика часто ассоциируется с одной из отраслей внешней политики, которая разрабатывается исходя из особенностей физической, экономической и политической географии. А если совсем просто, то речь будет идти о влиянии, которое оказывают одни государства на другие в контексте развития или запрета игорного бизнеса. А также о том, как политические решения государств, в частности введение запрета на гемблинг-операции, могут сказаться на финансовых результатах игорного рынка соседа.

Начать обзор мы предлагаем с наиболее актуальной и «выпуклой» ситуации, которая сложилась в Азии.

Читайте также: Игорная индустрия – Европа, США и постсоветское пространство: итоги 2019-го

Китай: модель подавления

Во внешней политике КНР действительно ярко прослеживается амбиция на то, чтобы задавать темп на мировой арене. Это неудивительно, ведь есть рост экономики, есть человеческий ресурс, а еще есть компартия у власти. Поэтому контролировать необходимо не только то, что внутри, но и по возможности все то, что извне оказывает влияние на граждан. Игорный бизнес – красноречивый пример. Как известно, в государстве строго запрещены все виды гемблинга, кроме лотереи. Последняя имеет гибридный характер, который отличается проникновением в лотерейные операции того, что в других странах принято называть букмекерством. Подробнее о китайской лотерее читайте в материале.

Китай: модель подавления

При этом Макао фактически является игорным центром для китайского потребителя, во всяком случае это справедливо в отношении наземного гемблинг-сегмента. Однако запрос на азартные игры настолько велик, что один только рынок Макао удовлетворить его не способен. К примеру, дальневосточная игорная зона «Приморье», расположенная в РФ, в качестве основной целевой аудитории также определяет граждан КНР.

Последнее в тысячный раз доказывает, что запрет в отношении игорного бизнеса не работает… или нет, не так – работает, но не на государство, которое этот запрет ввело. Ниже рассмотрим примеры, как данный феномен был воплощен в государствах постсоветского пространства.

С наземным игорным бизнесом в общих чертах понятно, а что с онлайн-гемблингом? Тут начинается самое интересное. Дело в том, что далеко не у всех граждан КНР есть финансовая возможность посещать игорные зоны в других странах или путешествовать в Макао. Кроме того, онлайн-сегмент мобильнее и удобнее. И операторы из соседних стран об этом знают. Таким образом, онлайн-гемблинг Филиппин и Камбоджи оказался в центре внимания китайских властей. Их претензия к соседям заключалась в том, что национальные или офшорные операторы, локализированные в названных выше странах в качестве основной целевой аудитории используют граждан КНР. Страны даже готовы нанимать китайцев на работу, так как последние нужны для коммуникации на родном для аудитории языке.

Таким образом, в глазах китайских властей Камбоджа и Филиппины подрывают усилия государства по искоренению пристрастия граждан к азартным играм. Что произошло?

В августе прошлого года Министерство иностранных дел Китая определило азартные игры как самую опасную проблему современного общества и призвало соседние страны объединить усилия для того, чтобы проблему эту искоренить. Мы вынуждены сделать акцент на том, что изначально речь шла о том, чтобы страны бдительнее контролировали онлайн-сегмент и его ориентированность. Требование заключалось именно в том, чтобы онлайн-сегмент был ликвидирован. И власти Камбоджи пошли на данную меру, подробнее ниже.

Читайте также: Игорная индустрия Макао 2019 – год неоправдавшихся ожиданий

Камбоджа: стоимость сговорчивости или желание не будить спящего дракона

Камбоджа: стоимость сговорчивости или желание не будить спящего дракона

Интересно

Притеснения отрасли начались в августе прошлого года, но еще в июне государство выдавало лицензии на право предоставления услуг онлайн-гемблинга.

Дело в том, что запрет, основания для которого были подготовлены в том же августе прошлого года, вступил в силу 1 января и на данный момент себя абсолютно не оправдывает. Подробнее о том, как онлайн-казино игнорируют директиву, превратившую лицензиатов в операторов теневого рынка, читайте в отдельном материале.

Камбоджа долгое время целенаправленно развивала игорный сегмент с целью привлечения туристических потоков. Однако вскоре после заявления МИД КНР власти решили переориентировать развитие туризма, а привлечение иностранных граждан отныне должно осуществляться за счет культурного наследия, а не азартных игр.

Решение имеет свои последствия как в плоскости того, что множество местных жителей лишились работы, так и с точки зрения существенного ухудшения инвестиционного климата.

Безусловно, власти страны должны были понимать риски данного решения, однако чем именно они руководствовались?

Дело в том, что в обмен на закрытие индустрии онлайн-гемблинга власти КНР предложили Камбодже разделить финансовое бремя по созданию экономических зон в нескольких регионах страны.

Отметим, что, запретив отрасль, которая так вредила моральной состоятельности камбоджийцев и китайцев, премьер-министр страны Хун Сен выступил в роли поборника моральных ценностей, что важно для политика консервативной страны. При этом племянник премьер-министра, по данным местных СМИ, фактически владеет компанией-оператором онлайн-казино.

Читайте также: Куда движется гемблинг-индустрия Азии: обзор

Филиппины: Дутерте принимает удар на себя

Филиппины: Дутерте принимает удар на себя

Интересно

Довольно продолжительное время президент Родриго Дутерте выступал за всяческие ограничения индустрии азартных игр, не скрывая негативного отношения к гемблингу. Однако затем заявил, что признает, что не в силах обуздать рынок, и даже выступил против желания КНР ликвидировать работу филиппинских офшорных операторов.

Как уже говорилось ранее, обвинение в моральном растлении китайских граждан прозвучали не только в адрес Камбоджи, но и Филиппин. Власти последней отреагировали в духе неповиновения.

Президент Филиппин Родриго Дутерте лично заявил о том, что не станет в обозримом будущем запрещать индустрию онлайн-гемблинга, поставив во главу угла прежде всего финансовые интересы государства. Важным фактором стало то, что индустрия гемблинга на Филиппинах создает множество рабочих мест, в случае запрета большое количество граждан может остаться без средств к существованию.

В результате многочисленных переговоров на самом высоком государственном уровне представители КНР дали обещание не вмешиваться в работу онлайн-рынка Филиппин до тех пор, пока правительство в состоянии обеспечить соблюдение законов. Подробнее об этом в материале.

Напоследок отметим, что в 2019 году государственный оператор и гемблинг-регулятор PAGCOR в прошлом году констатировал увеличение дохода на 11,7%. В результате в государственной казне оказалось 56 млрд филиппинских песо.

Читайте также: Игорный рынок Украины: итоги 2019 года

Постсоветское пространство

Постсоветское пространство

Как уже говорилось ранее, страны и их политика, не только внешняя, но и внутренняя, влияют друг на друга. Если говорить о Китае, Камбодже и Филиппинах, то имело место прямое давление, которое ни одна из сторон не стала скрывать. Но есть и более завуалированные ситуации, суть которых возможно правильно расценить только по прошествии длительного временного промежутка.

Не секрет, что в странах постсоветского пространства специфическое отношение к индустрии азартных игр. Тут нередко, преследуя на первый взгляд благие цели, запрещают отрасль, что служит катализатором для развития и масштабирования теневого сегмента.

Украина, Россия и Беларусь

Суть ситуации заключается в том, что Украина и Российская Федерация по разным мотивам и в различное время на государственном уровне решили ввести запрет гемблинг-операций. По факту, упразднение отрасли произошло в 2009 году. Приблизительно в это же время был констатирован рост гемблинга в соседней Беларуси.

Во многих сложностях с игорным бизнесом в РФ и в Украине обвиняют не только сложный переходной период после распада СССР, но и отсутствие гармоничной традиции работы с гемблинг-операторами. К примеру, в большинстве стран Европы подобные традиции имеют вековую историю, что способствует более лояльному отношению если не регуляторов, то общественности.

Важно отметить, на данный момент Украина предпринимает попытки легализовать отрасль, в том числе онлайн-гемблинг. В РФ гемблинг в Сети представлен букмекерскими конторами. При этом белорусский онлайн-рынок уже был запущен, а в текущем году стартует работа первого национального онлайн-казино. Подробнее об этом в материале.

Таким образом, отказавшись от местных рынков или ограничив его до создания игорных зон, обе страны опосредованно поспособствовали обогащению и развитию рынка Беларуси, в особенности наземного сегмента. Кроме того, известно, что россияне – частые гости игорных заведений Беларуси.

Читайте также: Игорный рынок России 2019: главное

Грузия и Турция

Грузия и Турция

В Грузии игорный бизнес до недавних пор пользовался лояльным отношением властей. В частности, это определило исключительное место отрасли в экономике страны. Известно, что гемблинг-индустрия тут генерирует больше средств, чем банковская сфера.

Однако не секрет, что самым крупным кластером посетителей наземных казино Грузии являются туристы из Турции. Более того, граждане страны смело инвестируют в проекты. В особенности те, которые расположены на границе двух государств. Подробнее о «захвате» игорного бизнеса Грузии турками можно прочесть в отдельном материале.

С геополитической точки зрения турецкая экспансия интересна тем, что представляет обстоятельства, при которых граждане страны, где игорный бизнес запрещен, создают в соседнем государстве собственный филиал гемблинг-отрасли. Как говорилось ранее, Грузия научилась грамотно извлекать из данной ситуации финансовую выгоду.

Однако стоит отметить, что не все так гладко, как может показаться на первый взгляд. Во всяком случае с турецкой стороны. В 2016 году президент страны Реджеп Тайип Эрдоган обратился к экс-премьер-министру Грузии Бидзину Иванишвили с просьбой о закрытии наземных игорных заведений. Последний в ответ на пожелание главы соседнего государства заявил, что Грузия не может отказаться от индустрии гемблинга, но может ужесточить правовую базу.

Читайте также: Игорный бизнес в Грузии – взгляд под другим углом

Европейские государства: «равнение на»

В Европе можно выделить два вида взаимодействия стран в отношении игорной индустрии. Первый заключается в том, что большинство государств континента являются членами Европейского союза. Потому, проводя масштабную ревизию национальных законодательств, должны считаться с мнением Европейской комиссии. Как это выглядит на примере Германии, можно узнать, прочитав отдельный материал (несмотря на то, что в материале описаны события, произошедшие несколько лет назад, пример более чем показательный).

Европейские государства: «равнение на»

Во-вторых, имеет место быть так называемое «равнение на». В данном случае мы имеем в виду, что, как правило, запретительные нормы, генерируемые в одной из стран, имеют свойство распространяться, срабатывая в качестве прецедента. Очень часто генератором подобного рода идей выступает Соединенное Королевство.

Чтобы не быть голословными, приведем актуальный пример с инициативой по запрету использования кредитных карт для оплаты услуг онлайн-гемблинга. Данный вопрос обсуждался в Великобритании еще в прошлом году и после всех консультаций спустя практически год решение было принято на официальном уровне. Подробнее об этот тут.

Затем, не далее как через неделю, запрет использования кредитных карт был инициирован в Испании. Ссылаясь на решение Великобритании, с инициативой к министру потребления обратились из Независимого органа по защите прав потребителей. Ознакомиться с деталями можно по ссылке.

Заключение

Положительное или отрицательное, но взаимное влияние политики государств в отношении игорной отрасли – данность, которую стоит учитывать всем участникам рынка. И речь в данный момент не только об операторах, но в большей мере о позиции государств. Ведь, что мы, по сути, и описали – даже запретив игорный бизнес, ни КНР, ни Турции, ни Российской Федерации не удалось на 100% оградить граждан от азартных игр. Однако ограничив или упразднив индустрии, правительство, как правило, не только передает бразды контроля в чужие руки, но и перекладывает денежные средства из своего казенного кармана в чужой. 

Напомним, что о роли игорного регулятора в гемблинг-процессах можно прочесть в нашем отдельном материале.

Читайте также: Феномен демонизации азартных игр: пример Великобритании

Читайте также: Игорный бизнес в Испании: особенности рынка

Комментарии:

Нет комментариев

Сейчас читают
Новости Партнеров
Загрузка...
Статьи
7 авг
вверх